«Биологические основы профилактики и нетоксической терапии рака»
Журнал №20 (2013 год)

Журнал №19 (2013 год)

Журнал №18 (2012 год) Журнал №17 (2011 год) Журнал №16 (2009 год) Журнал №15 (2008 год) Журнал №14 (2008 год) Журнал №13 (2007 год) Журнал №12 (2007 год) Журнал №11 (2007 год) Журнал №10 (2007 год) Журнал №9 (2006 год) Журнал №8 (2006 год)
Журнал №7 (2006 год) Журнал №6 (2006 год) Журнал №5 (2005 год) Журнал №4 (2005 год) Журнал №3 (2004 год) Журнал №2 (2004 год)

Главная
21 | 04 | 2018
«Биологические основы профилактики и нетоксической терапии рака»

Презентация книги А.Г. Маленкова и Е.А.Модяновой «Биологические основы профилактики и нетоксической терапии рака» состоялась в актовом зале Института элементоорганических соединений им. А.Н. Несмеянова РАН первого марта 2007 года. На презентации присутствовало более 80-ти человек. Среди них такие известные ученые как чл.-корр. РАН Г.В. Гурский (Институт молекулярной биологии РАН), д.б.н., проф. А.Ф. Ванин (Институт биохимической физики РАН), д.ф-м.н. В.Г. Туманян и д.ф-м.н. Н.Г. Есипова (Институт молекулярной биологии РАН), д.б.н., акад. РАЕН Г.М. Элбакидзе (Медико-биологический центр Ассоциации содействия Всемирной Лаборатории) д.б.н., проф., академик РАЕН Ю.Ф. Богданов (Институт генетики РАН), д.б.н. Н.А. Ляпунова (Институт мед. генетики РАМН), д.б.н. Т.П. Рябых (Всероссийский онкологический центр РАМН), д.б.н. Л.В. Хрипач (НИИ экологии человека и экологии окружающей среды им. А.Н. Сысина РАМН), д.б.н. В.П. Ямскова (Институт биологии развития РАН), д.х.н. И.А. Ямсков (Институт элементоорганических соединений им. А.Н. Несмеянова РАН), д.э.н., ректор Владимирского университета О.П. Звягинцева, руководитель Фирмы РЭС, производящей радиотермометры С.Г. Веснин, д.б.н., проф. В.Л. Воейков (Биофак МГУ), проф., д.б.н., врач-хирург Б.П. Кудрявцев, д.ф-м.н., проф. А.А. Кузнецов (Институт биохимической физики РАН), практикующее врачи – Е.В. Карпинская, А.М. Новикова, Л.Н. Мишуркина, представители прессы – от журнала «Наука и технологии в промышленности» – Н.Я. Кумалагова (зам. гл. ред.) и В.А. Тархановский (научный обозреватель), Н.А. Кузина (ред. журнала «Московская среда»), С.А. Яковлев (от журнала «Российский красный крест»), А.В. Ивахнов (газета «Гудок»).
Проф. А.Г. Маленков, один из соавторов, выступил с кратким изложением основных положений книги. Затем выступили: И.А. Ямсков, В.П. Ямскова, которые остановились на практических перспективах тканеспецифических адгезионных факторов, впервые открытых А.Г. Маленковым и Е.А. Модяновой как БАДов и лекарств. И.А. Ямсков отметил, что ему удалось выделить такие белки, обладающие тканеспецифической адгезией, и из растений. Причем оказалось, что именно они являются активным началом многих широко известных лекарственных растений. Выступавшие затем практикующие врачи Е.В. Карпинская и А.М. Новикова отметили эффективность обоснованного в книге комплекса нетоксических средств (каменное масло, бластофаг, тодикамп, адгезионные факторы, технология антистрессорной терапии) для профилактики раковых заболеваний и лечения даже запущенных онкобольных. Врач-хирург, проф. Кудрявцев отметил, что применение комплекса нетоксических средств до и после онкооперации эффективно способствует снижению риска метастазирования и возникновения рецидивов. Проф. А.А. Кузнецов поделился последними данными по развитию ферромагнитных технологий для создания бескровной, не требующей общего наркоза хирургии опухолей, описанной в книге как наиболее перспективное направление хирургии, прекрасно сочетаемое с нетоксической терапией. В выступлении Л.В. Хрипач отмечалось, что применение радиотермометрии для ранней диагностики рака и слежения за эффективностью лечения опухолей имеет глубокое биологическое обоснование, что и отражено в книге Маленкова и Модяновой. С.Г. Веснин поделился последними данными о применении радиотермометрии при диагностике рака молочной железы, отметив, что этот метод получает все большее признание среди практикующих врачей.

 

 

Андрей Георгиевич, расскажите как все это началось?
Когда мы с Аленой Модяновой начинали свою научную деятельность в отделе академика Л.М. Шабада, в Институте онкологии АМН (а я тогда только что закончил кафедру биофизики Физфака МГУ, а Алена была моей первой дипломницей с этой же кафедры) нас заинтересовал вопрос, что же препятствует бесконтрольному безудержному делению клеток в нормальных тканях (ведь клетки способны делится!) и как это нечто нарушается при возникновении опухолей. Было известно явление контактного торможения деления, т.е. при установлении контакта клетки взаимно тормозят деление друг друга. Было известно и то, что в опухолях контакты ослаблены. Но в чем состоит механизм торможения деления и что нарушается в опухоли? Исследуя этот вопрос нам, с помощью вскоре присоединившейся к нам Виктории Ямсковой, удалось впервые выделить то вещество, которое осуществляет межклеточный контакт. Мы назвали его контактин. Оказалось, что контактин тканеспецифически устанавливает контакт и вполне обратимо и нетоксически препятствует клетке вступать в цикл деления. Контактины образуют как бы «запонки» между мембранами соседних клеток (обязательно однотипных) и вызывают фазовый переход в мембране, перебрасывая ее из одного состояния, при котором клетка делится, в другое, при котором она работает. На образование этих «запонок» (при специальной обработке хорошо видных в электронный микроскоп) идет совсем мало молекул контактина, вот почему он работает в столь низких дозах как 10-12-10-15 моль/л. Это было начало.

Далее нам с Аленой очень повезло: мы обнаружили, чем отличаются мыши, у которых с высокой вероятностью (до 100%) возникают раковые опухоли того или иного органа, от тех (генетически устойчивых), у которых вероятность возникновения опухолей менее 1%. Оказалось, что отличаются эти мыши как раз числом и прочностью этих запонок на контакте! И отличие это возникает после рождения мышей только на 3-4-й неделе жизни!

А из чего следует, что именно это отличие в «запонках», образуемых контактинами, существенно для возникновения опухолей, а не есть это просто корреляция?
Да, вопрос закономерен. Если «высокораковым» мышам ввести в возрасте 3-4 недели (десятикратно) соответствующую дозу контактина, то у них на контактах клеток образуется должное количество «запонок», а опухолей возникает во много раз меньше. Это уже не только корреляция.

Это главное для профилактики рака?

Нет, это самая ранняя профилактика – устранение предрасположенности. Но сейчас, реально работая с уже взрослыми людьми, главным является следующее явление, обнаруженное еще в 20-х годах ХХ столетия нобелевским лауреатом Отто Варбургом: при образовании опухоли клетка переходит на другой способ получения энергии – эволюционно древний, не очень эффективный, но автономный – гликолиз. Переход на гликолиз связан и обусловлен угнетением митохондрий – внутриклеточных частиц в норме играющих роль «электростанций» клетки. Гликолиз неэкономичен, при нем обязательно повышается выделение тепла. Это-то и лежит в основе применения радиотермометрии для ранней диагностики рака. В книге описаны замечательные опыты В.Н. Гобеева и Л.В. Хрипач, проделанные в моей лаборатории, в которых показано, что переход на гликолиз характерен уже для предрака, когда опухоли нет, но в ткани уже есть множественные микроскопические очаги клеток с «опухолевым» метаболизмом. Это состояние ткани и можно видеть с помощью радиотермометра, т.к. для него характерно повышенное выделение тепла.
С ранней диагностикой вроде бы ясно. А как же профилактика – ведь получается, что раковая клетка уже есть?! 
В том то и дело, что на этой стадии, когда есть только микроскопические узлы клеток с «опухолевым метаболизмом», процесс обратим. Если даже ничего хорошего организму не делать, то в 60-70% случаев он справляется с этой напастью. А если принять все необходимые меры, то % выздоровления ткани можно довести до 95% и более.
Что же это за меры?
Прежде всего, необходимо вывести организм из состояния хронического стресса. При стрессе угнетается защитная система, ослабляются межклеточные контакты, угнетаются митохондрии. Затем нужно устранить дисбаланс микроэлементов, всегда существующий уже на стадии предрака. Для этого у нас есть чудо-минерал – геомалин и замечательный селеновый препарат – «Селекор-макси». Усилить контакты – адгезионными факторами и/или некоторыми лекарственными растениями и, наконец, мягко уничтожить клетки, ставшие на путь малигнизации (бластофаг, фотостим, радавита НВ, локальное (когда возможно) применение геомалина).
А что еще следует ожидать от развития отмеченных в книге направлений, тех же адгезионных факторов, ферромагнитной хирургии?
Тканеспецифические адгезионные факторы – регуляторные белки, как их сейчас называют супруги Ямсковы, выделившие их из более чем 30-ти различных тканей и установившие крайне полезные практически их свойства – способность выдерживать кипячение, малую иммуногенность, устойчивость в кислой среде желудка – новый класс природных регуляторов. Класс такого же разнообразия по функциям как все гормоны. Они, безусловно, найдут свое место в практике, прежде всего в профилактике хронических болезней, и не только рака. Уже сейчас проведены успешные опыты их применения в офтальмологии для предупреждения и лечения катаракты, глаукомы, отслоения сетчатки и т.д.
Ферромагнитная хирургия логически замыкает новый этап борьбы с онкозаболеваниями. Уже не за горами время, когда эта страшная болезнь станет, во-первых, редкой, во-вторых, не смертельной и излечимой.