Интервью с Антоном Макарский
Журнал №20 (2013 год)

Журнал №19 (2013 год)

Журнал №18 (2012 год) Журнал №17 (2011 год) Журнал №16 (2009 год) Журнал №15 (2008 год) Журнал №14 (2008 год) Журнал №13 (2007 год) Журнал №12 (2007 год) Журнал №11 (2007 год) Журнал №10 (2007 год) Журнал №9 (2006 год) Журнал №8 (2006 год)
Журнал №7 (2006 год) Журнал №6 (2006 год) Журнал №5 (2005 год) Журнал №4 (2005 год) Журнал №3 (2004 год) Журнал №2 (2004 год)

Главная
26 | 04 | 2018
Интервью с Антоном Макарский
  Концерт в ГЦКЗ «Россия», состоявшийся в ноябре прошлого года и посвященный Mageric, надолго запомнится партнерам Компании. В этот день они принимали поздравления от самых известных артистов российской эстрады. От одних только имен дух захватывает! — Валерий Леонтьев и Лариса Долина, Олег Газманов и Надежда Бабкина, Илья Резник и Антон Макарский, группы ЭксББ и Иванушки—Int., Сергей Дроботенко и московский Music Hall! Таким составом звезд, — как выразился еонид Якубович, ведущий этого шоу, — может похвастать не каждый правительственный концерт. Сегодня мы попытаемся вспомнить о том ноябрьском вечере вместе с Антоном Макарским, чье выступление было особенно тепло встречено зрителями. С Антоном удалось пообщаться накануне Нового года в одном из московских клубов, где он брал уроки бального танца, готовясь к участию в новом проекте телеканала РТР — «Танцы со звездами». Предваряя этот текст, замечу, что интервью не ограничилось заявленной темой. Мы обсуждали творческий путь артиста, его отношение к шоу-бизнесу, его личные пристрастия.. 

  Антон, чем вам запомнилось то выступление в ГЦКЗ «Россия»?
— Я очень люблю выступать в этом зале.
И опять же, тогда в «России» царило прекрасное настроение. Видно было, что у людей праздник и, естественно, выступать на таком празднике — одно удовольствие. Когда я вышел в зал, и увидел, что люди мне подпевают, я дал микрофон тому, кто пел вместе со мной. Мы спели вместе «эх, раз, еще раз». Потом я увидел девушку, которая танцевала, и пригласил ее на сцену, потому что это всегда вызывает массу положительных эмоций и воспринимается залом более ярко, и человек, который выступает, тоже получает большое удовольствие.

  Это было довольно необычно, вы вышли в зал во время песни, дали в публику микрофон, это было спонтанно? Или «домашняя заготовка»?
— Бывает, что люди не позволяют себе проявлять эмоции, например, на правительственных концертах… Главный принцип моих выступлений — так меня учили еще в Щукинском училище, — «ЗДЕСЬ, СЕГОДНЯ, СЕЙЧАС». А это значит, — не думать о том, что будет. Абсолютная импровизация. Есть рамки песни, рамки музыки, но импровизация — всегда должна присутствовать в этих жестких рамках. Когда я вижу ответное взаимное, позитивное, энергетическое чувство — я выхожу в зал, и зрители начинают петь вместе со мной. В тот раз так и было. Вот пример и доказательство того, что у людей действительно был праздник, и они хотели повеселиться и порадоваться.


  Антон, вы известны и как актер, и как певец, кем вы себя больше ощущаете?
— Я — актер. Я закончил Щукинское училище, а с пением столкнулся в таком прекрасном жанре, как мюзикл. Это был мюзикл «Метро», где я познакомился со своей женой, с которой мы уже семь лет как не расстаемся, потом был мюзикл «Нотр Дам де Пари». Он стал той самой ступенью, после которой для меня открылись очень многие двери — и для съемок в кино, и для моей певческой деятельности. «Нотр Дам» для меня был не только шансом, это была еще и отличная школа. Мне посчастливилось работать в этих проектах с лучшими профессионалами жанра. «Нотр Дам» написан гениально. Ричард Качанте — французский композитор канадского происхождения и Люк Пламандон, — автор либретто — они, конечно, потрясающе талантливые люди.

 Мюзикл, тот жанр, где необходимо сочетать музыкальность и актерские данные. Наш мюзикл — не совсем такой, как французский. Если французский вариант — это концерт с замечательными исполнителями, то в нашем — больше спектакля. Я затрудняюсь сказать, какой вариант более удачный, они разные…
  А после этого — телероман «Бедная Настя», и вот он уже подтвердил мою состоятельность в качестве актера. Потому что там мне предложили совершенно другую роль, чем герой и красавчик Фэб. Мне дали размазню и бесхарактерного мямлю Долгорукого. После «Бедной Насти» меня стали приглашать на совершенно разные роли: и героев, и злодеев, и характерных, и положительных. Мне это доставляет огромное удовольствие. Вообще для меня востребованность — это счастье.
 
  На концерте в вашем исполнении прозвучала очень красивая песня на музыку Чайковского — «Баркарола», планируете ли вы выпуск альбома с этим материалом?
— Пока, к сожалению, не вышло ни одного диска. А записанного материала уже много. Ничего не вышло, потому что пока у меня — проект за проектом, и некогда заниматься составлением альбомов. Думаю, что после Нового года, я вплотную займусь их выпуском, потому что в принципе уже материала много, альбома на три. Один альбом — это песни, я исполнял на многочисленных концертах. А меня приглашали Александра Пахмутова, Евгений Крылатов, Павел Жагун, Лариса Рубальская, Илья Резник... Второй альбом мне полностью написала Ирина Дубцова, победительница «Фабрики звезд 4», очень талантливая девушка. Третий альбом — это песни, на музыку классических авторов, тексты для которых написал Илья Резник.     Например, «Баркарола» Чайковского из «Времен года». Она уже звучала в сериале «Грехи отцов», где я играл певца, жившего в начале ХХ века. Очень хорошее сочетание образа, времени и музыки.
 
А как сейчас у вас обстоят дела на «кинофронте»?
— Только что прошел сериал «Примадонна», где у меня была небольшая, но очень интересная роль. Я играл молодого учителя, который соблазняет свою ученицу и потом встречает ее через много лет, уже постаревшим и сломавшимся, не таким бойким, каким он был во времена своей «педагогической» деятельности.

  Сейчас жда выхода на экран сериала «Охота на гения». Здесь у меня была одна из самых смешных и удачных моих ролей: я играю певца, звезду эстрады, который купается в славе, но он не так талантлив, как популярен. По-моему, мне удалось это сделать с большой долей самоиронии. Очень смешно, когда самоуверенный Паша Заславский так зовут моего героя — говорит: «Я знаю, что я пою совершенно неинтересные песни, но вся страна слушает, и что же? Выходит, все слушатели — дураки».      Наверное, это довольно сильно переплетается с философией многих наших эстрадных исполнителей. Я думаю, что многим эта роль понравится, но также многие воспримут ее в штыки.

  А какую музыку слушаете вы?
— Очень разную, начиная от классики и заканчивая Linkin Park. Мне нравится, к примеру, Greed, они играют тяжелый рок. Мне очень нравится Джордж Майкл. А если говорить о музыке из фильмов, то любимый фильм «Кабаре» с Лайзой Минелли. Я могу смотреть его бесконечно.


  Антон, как вы относитесь к такому понятию, как кумир? Есть ли кумиры у вас?
— Есть люди, которых я очень уважаю, чье творчество, я считаю заоблачным… Но кумиры — нет… Есть люди, на которых я равняюсь как на профессионалов. Да, есть и Фрэнк Синатра, и Элвис Пресли, и Стиви Вандер. Это
профессионалы, но подражать им? … Надо учиться каким-то вещам, нужно брать для себя, что-то интересное… но подражать им — нет.

  Я знаю, что многие так и делают, и строят на этом карьеру: берут творчество человека который им близок или нравится, и начинается абсолютное подражание. Но это неправильный путь, потому что надо идти от своей личности. Нельзя копировать: любая копирка все равно хуже оригинала, даже если это сделано мастерски. Творчество, как я понимаю, — это, в первую очередь, идея. Поэтому говорить, что у меня есть какие-то кумиры, которым я хотел бы подражать, наверное, нельзя.   Вообще сейчас эпоха безличности и, по моему мнению, это мировая тенденция. Это когда артист идет на поводу у зрителя, подстраивается под него. На мой взгляд, это не очень правильно, потому что артист должен за собой вести. Во всяком случае, нас так учили в Щукинском училище. И это проявление дурного вкуса, когда сначала смотрим на рейтинги — что больше всего требуется? Умца, умца? Ну, значит, и песню такую пишем. Поэтому мои песни не так часто крутятся на радио, говорят, что это — неформат. Этим определением я, признаться, горжусь, потому что оно не становится в ряд тех исполнителей, которых через два года забудут, Но с другой стороны, мне очень сложно найти репертуар.
  Вот девять песен мне написала Ира Дубцова. Они отличаются от всего, что сейчас звучит, но это тоже неформат.
  Я пою песни, такие как «Беловежская пуща», «Цыганочка», «Иваново — город невест». Они мне нравятся, и я исполняю их с отношением, выражающим мои собственные чувства. Кстати, «Беловежскую пущу», я пою, точно соответствуя партитуре Александры Николаевны Пахмутовой. У меня даже был «бой» с Президентским оркестром за то, чтобы оставить это в том виде, как написано у Пахмутовой: там ведь написано совсем не так, как это звучит у «Песняров».

  А вообще, взять старую красивую песню и сделать ее по-своему,— это большое удовольствие…

  Ваше высказывание об «эпохе безличности» звучит прямо как приговор, неужели все так плохо?
— Это время скоро кончится, его просто надо переждать. Я думаю, что со дня на день это закончится. Несомненно, есть талантливые люди. Они есть в любом времени, просто сейчас тенденция, как я уже говорил, когда артист идет на поводу у публики. Так строится телевидение и радио. Формат, рейтинг… Это убивает творчество и личность. Например, та же Фабрика Звезд… В основе здесь лежат деньги, а не творчество.

  Я и жена Вика, которая является еще и моим продюсером, все делаем сами. Потому что не деньги для нас цель, а творчество. Конечно, деньги тоже важны, и никуда от этого не деться. Я ведь из Пензы, Вика из Витебска, и нам надо как-то выживать в Москве, и семьям своим помогать. А недавно мы в долг купили квартиру, и долг этот надо отработать…
  А что касается этой эпохи, скоро, я думаю, все это пройдет. Я не пророк и могу ошибаться, но это будет идти от зрителей, которым уже надоело, что их перекармливают некачественным продуктом, что их лишают права выбора. И сейчас люди, слава Богу, уже разбираются, где живое исполнение, а где фонограмма. Я думаю, не за горами те времена, когда и авторское право будет в почете, и артисты, которым есть, что сказать, будут выступать больше. Да будет так!

  Давайте перейдем к делам житейским. Ваша популярность не мешает вам в каких-то бытовых ситуациях? И как вы к популярности относитесь вообще?
— Популярность мне не мешает. Я никогда не стремился быть популярным. Думаю, что только закомплексованные люди хотят быть популярными. Цель артиста — стать профессионалом. Популярность может прийти, а может и не прийти. Я знаю очень достойных людей, которые являются высочайшими профессионалами, и не имеют того уровня популярности, которого заслуживают. И наоборот, можно назвать массу людей, которые, не слишком профессиональны, но популярны, известны, их имена на слуху. Для меня главное, наверное, остаться человеком и профессионально совершенствоваться.


  И все-таки, ваша популярность — это данность: она есть. С ней тяжело или легко?
— Но вот ко мне пришла популярность, и это большая ответственность. Потому что многие люди, которые смотрят на тебя, и которым ты нравишься, подражают, берут с тебя пример. Поэтому надо соответствовать тому уровню популярности, на котором ты находишься, и понимать, что через эту популярность надо все-таки делать и добрые дела. В моем же случае так совпало, что я не курю и не пью, веду здоровый образ жизни, старюсь следить за своей формой, стараюсь питаться правильно, и об этом открыто говорю. К тому же у меня такая ситуация, наверное, довольно редкая,— я счастлив в своей семейной жизни.

  Мы с Викой венчаны.
  Говорят: как вы можете так пиарить свои отношения? — Ничего подобного. Мы их не пиарим. Просто журналисты спрашивают: как у вас в семейной жизни? Мы честно отвечаем, ничего не приукрашивая. Мы не говорим, что у нас некая идиллия, патока и мед. Мы и ссоримся иногда, особенно по каким-либо профессиональным причинам, ведь Вика, в первую очередь, хорошая профессиональная певица, а я, в первую очередь, актер. И мы смотрим на одно и тоже с разных сторон. Поэтому мы часто во мнениях не сходимся, потом, конечно же, приходим к общему знаменателю, и таким образом расширяем собственный диапазон. Мы тащим друг друга в разные стороны и развиваемся при этом сами. Я или Вика пять лет назад — это совершенно другие люди. Сейчас мы намного профессиональнее, чем были пять - шесть лет назад.

  Антон, в завершение нашей беседы, что бы вы хотели пожелать читателям нашего журнала?
— Я хочу пожелать, чтобы люди, несмотря на сложный этап нынешнего времени, не переставали чувствовать
вкус и радость к жизни. Давайте учиться не терять этого чувства! Я уверен: все, что происходит, все перемены к лучшему. И поэтому надо принимать жизнь такой, какая она есть, и находить хорошее всегда и во всем.


Олег Хаиров