Сказки Даяны
Журнал №20 (2013 год)

Журнал №19 (2013 год)

Журнал №18 (2012 год) Журнал №17 (2011 год) Журнал №16 (2009 год) Журнал №15 (2008 год) Журнал №14 (2008 год) Журнал №13 (2007 год) Журнал №12 (2007 год) Журнал №11 (2007 год) Журнал №10 (2007 год) Журнал №9 (2006 год) Журнал №8 (2006 год)
Журнал №7 (2006 год) Журнал №6 (2006 год) Журнал №5 (2005 год) Журнал №4 (2005 год) Журнал №3 (2004 год) Журнал №2 (2004 год)

Главная
24 | 01 | 2018
Сказки Даяны
Глава первая, в которой Ниязу исполнилось семь лет.

  В одной восточной стране, не очень далёкой, а поблизости от нас, жил мальчик по имени Нияз. И была у Нияза одна знакомая джана Даяна. Один раз в год на день рождения мальчика Даяна приходила к нему с чудесным подарком – необыкновенной красоты жемчужиной. Нияз открывал заветную шкатулку и нанизывал новую жемчужину на нить, к остальным её подругам. Их было уже шесть. Каждая из них отличалась от предыдущей и была связана со сказочным путешествием и новым открытием.
  Нанизав седьмую жемчужину на нитку, Нияз бережно закрыл шкатулку и повернулся с сияющими глазами к Даяне.
  – А куда мы отправимся на этот раз? – с радостным нетерпением спросил он.
  – Мы отправимся в сказку о разбитых чашках, – отвечала джана неспешным мелодичным голосом.
  – А кто их разбил? – с любопытством спросил Нияз. 
  – Ты узнаешь об этом, мой друг, в своё время, – загадочно произнесла Даяна.
  – А я снова буду героем сказки? – продолжал спрашивать мальчик.
  – Конечно, как и всегда, мой друг, – ласково ответила джана. – Ты готов?
  – Да! – выдохнул Нияз.
  – Тогда отправляемся! – воскликнула Даяна и накрыла мальчика своим волшебным покрывалом.


СКАЗКА О РАЗБИТЫХ ЧАШКАХ

  Нияз стоял на крыльце чайханы и ошеломлённо смотрел на залитую солнцем площадь, полную народа и животных. Базарный день был в самом разгаре. И Ниязу очень сильно захотелось окунуться в эту шумную толпу, побродить среди щедро заполненных товарами прилавков, поглядеть на заморских купцов и съесть какое-нибудь лакомство.
  – Куда подевался этот мальчишка? – вдруг услышал он со стороны чайханы недовольный мужской голос. – Эй, Нияз! Где ты, Нияз?
«Кажется, это меня зовут», – подумал мальчик. Он огляделся, ища глазами Даяну.
  – Я невидима и буду рядом с тобой, – шепнул возле уха знакомый мелодичный голос. – Ты служишь в чайхане. И тебя зовёт твой хозяин. Он в полосатом жёлто-зелёном халате и огромной чалме.
  – Но я никогда не работал в чайхане, – робко проговорил Нияз. 
  – Вот и попробуешь. Настоящий мужчина в свои семь лет должен многое уметь, – приободрила Даяна своего маленького друга. – Иди же!
  Мальчик вошёл в чайхану и растерялся. Повсюду ели и пили люди, расположившись на коврах в живописных позах. Нияз стал осторожно пробираться к очагу, где жарил барашка человек в полосатом халате и огромной чалме.
Как только хозяин чайханы заметил мальчика, он сердито закричал:
  – Вот ты где, негодник! Опять глазел на базарную площадь?! Вот я тебе покажу!
  – Некогда ругаться, Саид-ага, – прервал гневную тираду какой-то человек. – Ещё успеешь наказать мальчишку. А сейчас пусть он займётся делом.
  – Ладно, – согласился хозяин. – Отнеси-ка вон тому знатному господину пиалу с пловом! – приказал он Ниязу. – Да не забудь поклониться ему.
  Мальчик схватил пиалу и со всех ног бросился исполнять приказание.
  – Теперь отнеси шербет вон тем дорогим гостям! А чай – многоуважаемому господину, что расположился в самом углу чайханы.
  Нияз бегал как угорелый, стараясь быстро выполнять приказания, следовавшие одно за другим. Вдруг он задел рукавом халата стоявшую на подносе чашку.
  Чашка упала и… разбилась!
  На несколько секунд в чайхане воцарилась тишина. Все головы повернулись в сторону Нияза. Всеобщее внимание смутило мальчика. Но когда Нияз увидел лицо хозяина, он испугался. Глаза и рот Саида были одинаково круглы от негодования, а его смуглое лицо, ставшее поначалу пепельным, теперь приобретало багровый оттенок. Наконец, всеобщее молчание нарушил вопль Саида:
  – Вай-вай-вай! Разорил меня, негодник, совсем разорил!
  Схватив первое, что попалось под руку, хозяин сделал шаг в сторону мальчика и загородил собой путь к выходу. Перепуганный Нияз юркнул между ног Саида и стремглав вылетел из чайханы. Как молодая козочка, нёсся он через базарную площадь, лавируя между людьми, арбами и прилавками, а вслед ему летела цветистая восточная брань. Наконец, голос хозяина затерялся в шуме толпы, и Нияз, тяжело дыша, опустился под деревом у глиняной стены.
  – Даяна, ты здесь? – позвал он джану, беспокоясь, как бы она не потеряла его в этой погоне.
Вместо ответа из-за дерева выглянула сначала хорошенькая головка с глазами цвета спелой вишни и двумя аккуратно заплетёнными косами, а затем и её хозяйка – девочка лет восьми.
  – Ты кто, мальчик? – почему-то шёпотом спросила она у Нияза. – За тобой гонятся разбойники?
  И, не дожидаясь ответа, девочка схватила беглеца за руку и увлекла в калитку, находившуюся рядом с деревом.
  В аккуратном зелёном дворике было безлюдно. Дети уселись в тени большого дерева и познакомились. Увлечённые играми, они ничего вокруг не замечали. Оба вздрогнули от неожиданности, услышав рядом женский голос:
  – Теперь понятно, Зухра, почему ты не слышишь, что я зову тебя. Ты опять заигралась!
  – Мама, познакомься, это Нияз! – вскочила девочка.
  Женщина доброжелательно улыбнулась нежданному гостю.
  – Наверно, это бедный странник, застигнутый бурей в пустыне, и он нуждается в пище и отдыхе? – вопросительно посмотрела она на дочь.
  – Нет, мамочка! За ним гонятся злые разбойники, и он нуждается в прибежище! – на одном дыхании выпалила Зухра и умоляюще посмотрела на мать.
  – Твоё воображение, дочка, не знает границ! – засмеялась женщина. – Конечно, Нияз найдёт сегодня у нас и пищу, и кров. Приглашаю вас обоих к обеду.
  Нияз почувствовал, что очень проголодался после пережитых волнений. Он буквально набросился на еду и поглощал пищу так быстро, что рассмешил Зухру и её маму.
  Подали чай в изящных фарфоровых чашках, расписанных райскими птицами.
  – Правда, красивые чашки? – заметив восхищённый взгляд Нияза, воскликнула Зухра. – Это нам дядя подарил! Он привёз их из большого города. Дядя редко у нас бывает, и мама, глядя на подарок, часто вспоминает дядю.
  Нияз кивнул. После обильной пищи мальчика тянуло в сон, и он изо всех сил старался проснуться, чтобы не выглядеть невежливым. Заметив эти бесплодные попытки, женщина предложила дочери отвести гостя в комнату для отдыха. Нияз поблагодарил хозяйку и, вставая, задел одну из чашек с прекрасными птицами.
  Чашка упала и… разбилась!
  Сон мгновенно слетел с Нияза. В испуге он смотрел на осколки, не в силах поднять глаза на людей, так по-доброму его принимавших. Было очень тихо, и мальчик всё же решился посмотреть, что происходит. Зухра выглядела растерянной, а её мама была явно огорчена. Наконец, девочка прервала неловкое молчание.
  – С каждым может случиться… – пыталась утешить она и маму, и Нияза.
  – Ты права, дочка, – с печальной улыбкой откликнулась женщина. – Жаль, конечно…
  Она стала молча убирать со стола, пытаясь скрыть своё огорчение.
  Расстроенный Нияз, еле выдавив из себя слова извинения, поплёлся к выходу. Зухра догнала его.
  – Может быть, останешься ненадолго? Ещё поиграем! – предложила она.
  – Нет, я пойду, – чуть слышно отозвался Нияз.
  – Но ведь мама не ругала тебя! – заметила девочка.
  – Да, она у тебя очень хорошая. А я такой неловкий, – вздохнул Нияз.
  И, попрощавшись с Зухрой, мальчик побрёл по улице. Погружённый в свои переживания, Нияз не заметил, как свечерело. Очнулся он от своих нерадостных мыслей, когда ему стало холодно. Улица закончилась у реки. С воды тянуло прохладой, и Нияз ощутил себя уставшим и очень одиноким.
  На берегу сидела женщина и смотрела, как заходит солнце. Нияз сел неподалёку и от нечего делать стал бросать в реку камешки.
  – Правда, красиво? – раздался мелодичный женский голос, очень похожий на голос джаны.
  Мальчик огляделся. Вокруг никого не было, только женщина сидела на том же месте и по-прежнему любовалась закатом.
  – Это ты, Даяна? – спросил мальчик.
  Женщина повернула голову в его сторону и с улыбкой произнесла:
  – Меня зовут Джамила.
  – А меня Нияз, – представился мальчик.
  – Посмотри, Нияз, как красиво!
  Мальчик посмотрел туда же, куда был направлен взор Джамилы. Заходящее огненно-оранжевое солнце окрасило тонкие полоски облаков в нежнейшие жёлто-розовые и сиренево-лиловые оттенки. Над блистающей на лёгких волнах солнечной дорожкой, казалось, порхали искристые бабочки. Нияз залюбовался чудной картиной и забыл о своих огорчениях. Дорожка становилась всё меньше и меньше, пока совсем не исчезла вместе с солнцем, улёгшимся на ночь отдохнуть за горизонтом.
  Мальчик вновь услышал приятный голос Джамилы:
  – Нияз, ты мог бы выполнить одну мою просьбу?
  – Конечно, если смогу, – мальчик был рад оказаться полезным этой милой женщине.
  – Все мужчины моей семьи отправились сегодня с караваном в дальний путь, и я осталась дома одна. А мне так не хочется ужинать в одиночестве. Может быть, ты захочешь на сегодня стать моим гостем?
  «Я сегодня уже был гостем, – подумал Нияз. – И чем это закончилось? Разбитой чашкой! Но мне всё равно некуда идти, а Даяна не откликается». Вслух он произнёс:
  – С удовольствием приму твоё приглашение, Джамила. Ты очень добра!
  – Откуда ты знаешь, что я добра? – улыбнулась женщина. – Может быть, я стараюсь для себя.
  Джамила привела Нияза к себе домой. В просторной комнате она быстро и красиво накрыла стол. Мальчик с опаской посмотрел на чашки.
  – Я не буду пить чай! – с тревогой в голосе произнёс он.
  Джамила с удивлением посмотрела на Нияза, но расспрашивать не стала.
  – Хорошо, мой мальчик, – согласилась она. – Чашки будут стоять вот на этом подносе. И если тебе всё же захочется выпить чаю, соку или просто воды, ты мне скажешь об этом.
  Добрая улыбка женщины успокоила Нияза, и за ужином он незаметно разговорился, поведав Джамиле о своих приключениях.
  – Поэтому ты и не хочешь брать в руки чашку, опасаясь её разбить? – смеясь, спросила Джамила. Она протянула Ниязу пиалу с виноградом и случайно задела поднос с чашками. Они тихонько зазвенели. Свободной рукой Джамила удержала поднос. Но Ниязу показалось, что чашки сейчас упадут, и он бросился их спасать. Увы, мальчик не рассчитал свои движения, и вместо того, чтобы схватить чашку, он смахнул её с подноса.
  Чашка упала и… разбилась!
  Для Нияза это было уже слишком. Он не выдержал и горько заплакал. Тёплые руки Джамилы нежно обняли его вздрагивающие плечи и стали тихонько гладить по голове, а потом вытирать непрошеные слёзы.
  – Мой мальчик, – услышал он её мелодичный успокаивающий голос, – ни одна чашка в мире не стоит твоих слёз!
  В последний раз всхлипнув, Нияз окончательно успокоился и закрыл глаза.

  А когда он их открыл, то обнаружил себя в своей комнате. Перед ним сидела Даяна.
  Посидев немного в задумчивости, Нияз обратился к джане:
  – Знаешь, Даяна, это путешествие сильно отличается от всех предыдущих.
  – Чем же, мой дорогой? – ласково спросила джана.
  – Когда я был маленьким, все путешествия были радостными, а в последнем мне пришлось много… – Нияз пытался подобрать нужное слово.
  – Переживать? – подсказала Даяна.
  – Да, переживать, – согласился мальчик. – Мне было страшно, я ощущал себя виноватым и даже плакал.
  Нияз тяжело вздохнул и добавил: 
  – Совсем эта сказка не сказочная: слишком много плохих переживаний.
  – Неужели не было ничего хорошего? – удивилась Даяна.
  Нияз вопросительно взглянул на джану. В её глазах поблёскивали искорки смеха. «Что же тут смешного? – подумал мальчик. – Мне было так плохо, а она смеётся». На лице джаны появилась откровенная улыбка. Нияз уже готов был рассердиться, как вдруг представил хозяина чайханы Саида, гнавшегося за ним со скалкой в руке, в чалме набекрень, теряющего на ходу туфли с загнутыми носами. Это было так смешно, что мальчик разулыбался. Через секунду Нияз и Даяна весело смеялись над недавним происшествием.
  Наконец, от души насмеявшись, Нияз заговорил по-другому:
  – Действительно, было хорошее! Мы так интересно играли с Зухрой! И Джамила была такая добрая!
  – И если бы ты не разбил чашки, – подхватила джана, – кто знает, встретился бы ты с Зухрой и Джамилой?
  – Об этом я как-то не подумал, – произнёс Нияз.
  – А ты всегда думай о хорошем, – посоветовала Даяна, – тогда плохого в твоей жизни не будет.
  – Здорово! – обрадовался мальчик. – Я постараюсь!
  – И всё-таки, как странно, – задумался Нияз. – Каждый раз я делал одно и то же: разбивал чашку. Но все по-разному к этому относились. Саид рассердился на меня. Мама Зухры не ругала меня, но пожалела, что чашка разбилась. А для Джамилы я был важнее чашки.
  – И ты всегда сам сможешь выбрать, как отнестись к любому событию в своей жизни, – заметила Даяна, закутываясь в покрывало. – Ведь ты уже стал таким взрослым! Прощай, мой друг! До следующего дня рождения!
  И джана растаяла в воздухе, наполнив комнату тончайшим благоуханием.


Глава вторая, в которой Ниязу исполнилось восемь лет

  Нияз сидел на ковре в своей любимой позе, сложив крест-накрест ноги и подперев голову руками. Он смотрел на тихонько колышущееся пламя одинокой свечи и вспоминал чудесные события прошедшего дня. Сегодня ему исполнилось восемь лет, и к нему на день рождения пришли гости. А среди них была Зарина – соседская девочка, в которую Нияз уже целый год был влюблён. Они сидели рядом за столом, и он как бы случайно два раза коснулся её руки. А потом в саду он собрался с духом и предложил ей пожениться, когда они вырастут. Зарина отвернулась и ничего не ответила. Но Нияз заметил, как заалели её персиковые щёчки и на них появились нежные ямочки, вызванные благосклонной улыбкой.
  А ещё родители подарили Ниязу большой игрушечный парусник, о котором он так давно мечтал! И все вместе они запускали корабль в бассейне и создавали ветер, чтобы он наполнял паруса. Корабль плыл к другому «берегу», а Нияз представлял себя его капитаном.
  Сколько замечательных событий уместилось в сегодняшнем дне! Нияз был счастлив. И в то же время он знал, что вскоре случится настоящее волшебство, и, набравшись терпения, ожидал ещё одну гостью.
  Вдруг пламя свечи резко качнулось, будто от порыва ветра, и стало гореть ярче. Мальчик быстро поднял глаза и замер от восторга: перед ним в сверкающем одеянии сидела улыбающаяся джана Даяна.
  – Здравствуй, мой дорогой именинник! – прозвучал такой знакомый мелодичный голос. – Прими и мой подарок!
  И джана протянула мальчику раскрытую ладонь, на которой лежала крупная слегка розоватая жемчужина. Нияз открыл стоявшую рядом шкатулку, в которой находилось семь прекрасных жемчужин, и нанизал восьмую на общую нить.
  – А они волшебные? – любуясь жемчужинами, спросил мальчик.
  – Конечно, – откликнулась Даяна, – в каждой из них живёт своя сказка.
  – Значит, сегодня я снова стану героем сказки! – обрадовался Нияз.
  – Непременно! – ответила джана. – Мы отправимся в сказку, как только ты пожелаешь.
  – Подожди немного, я хочу тебе кое о чём рассказать, – попросил мальчик. – Это касается твоего совета, что ты дала мне год назад.
  – Похоже, в твоей жизни произошли волшебные события! – джана так внимательно посмотрела в глаза Нияза, что на мгновение ему показалось, будто она обо всём уже знает. – Слушаю тебя, мой юный друг.
  – На прошлом дне рождения, – начал рассказывать Нияз, – родители пообещали мне, что мы все вместе поедем смотреть знаменитые сады Мансура. Я ждал целых три недели! Но в назначенный день пошёл такой сильный дождь, что о поездке нечего было и думать. Я сидел перед окном, смотрел на бегущие по стеклу струи воды и плакал. Ведь я так ждал этого дня, а дождь всё испортил! Плакал-плакал, а потом вспомнил, как ты говорила: «Думай о хорошем, тогда плохого в твоей жизни не будет». Поначалу у меня ничего не получалось: что же хорошего в том, что я не поехал туда, куда хотел? Но потом я вспомнил, как мама Зарины озабоченно говорила моей маме, что если дождя в ближайшее время не будет, урожай может погибнуть. И тогда я представил нашу абрикосовую аллею и увидел, как радуются дождю деревья, травка и цветы. Я сразу перестал плакать и радовался дождю вместе с ними. А через несколько дней мы с мамой и папой побывали в садах Мансура. Там было так красиво, свежо, зелено! Мансур сказал, что всё начало буйно расти после этого дождя. А до него такой красоты и не было!
  – Поздравляю, мой мальчик! – обрадованно воскликнула Даяна. – Ты сам смог улучшить своё настроение! Мудрецы говорят: «Хозяин своей жизни тот, кто способен преодолевать свои настроения».
  – Это ещё не всё! – с сияющими глазами продолжал Нияз, окрылённый похвалой джаны. – Послушай, что со мной ещё произошло! Однажды я шёл по узкой улочке и думал о…
  Тут Нияз запнулся и покраснел.
  – О Зарине, – подсказала Даяна.
  – Да, так вот, – заторопился мальчик, – я так глубоко задумался, что налетел на старика, который нёс кувшин с водой. Кувшин выпал из его рук, и вся вода вытекла на дорогу. «Негодный мальчишка! Смотри, куда идёшь!» – закричал старик и огрел меня палкой по спине. Я убежал от него и заплакал не столько от боли, сколько от обиды, ведь я же не нарочно его толкнул. «Злой, противный старик, – думал я. – Разве можно бить палкой чужих маленьких мальчиков?! Подумаешь, вода разлилась! Я даже не разбил его кувшин!»
  Мимо меня проехала повозка со странствующими артистами. В другой раз я бы побежал за ней, но меня душила обида. Однако, факир с волшебной палочкой, нарисованный на повозке, напомнил о тебе, Даяна, и о твоём совете.
  – И тебе удалось найти что-то хорошее в том, что ты налетел на старика и разлил его воду? – улыбнулась джана.
  – Не удалось, – признался Нияз. – Но зато я пришёл к важному выводу.
  Мальчик сделал паузу и с любопытством посмотрел на Даяну: какое впечатление произвела на неё столь взрослая фраза, услышанная им однажды от папы? Он ожидал увидеть в глазах джаны смешинки, но вместо них прочитал искренний интерес.
  – Я слушаю, затаив дыхание, – прошептала Даяна.
  – А вывод вот какой, – с некоторой торжественностью в голосе произнёс Нияз. – Нужно всегда быть внимательным, в любом деле. Если идёшь куда-то, значит, следи за дорогой, а не витай в облаках.
  – Верно! Если поливаешь цветы, думай о цветах, а не об игре в мяч, – подхватила джана.
  – Если ешь, то наслаждайся едой, а не читай газету, – с удовольствием продолжил новую игру Нияз.
  – Если разговариваешь с джаной, не тереби край халата, а то останутся одни рукава, – смеясь, отозвалась Даяна.
  Мальчик с удивлением посмотрел на свои руки, которые сами по себе выдёргивали далеко не первую нитку из полы халата, и весело рассмеялся.
  – Ты сделал потрясающий вывод! – джана была довольна своим учеником. – Теперь осталось совсем немного: использовать полученное тобою знание в жизни. А что же стало с бедным стариком? – поинтересовалась она.
  – Дальше было самое интересное, – продолжил мальчик свой рассказ. – Я подумал, что старик совсем не злой, а просто очень устал, неся в гору тяжёлую ношу. И тогда я решил догнать его и извиниться. Я так и сделал, а потом помог ему донести воду до дома. Старик оказался очень добрым, и мы подружились. И знаешь что?..
  Глаза Нияза загадочно округлились.
  – Он так много рассказал мне о своих путешествиях и приключениях! И мне ещё сильнее захотелось стать великим путешественником и морским учёным.
  – Ты хочешь изучать моря и океаны? – уточнила Даяна.
  – Да! – восторженно кивнул Нияз. – В них всё так загадочно! Помнишь, я ещё в шесть лет решил, что стану моряком.
  – А знаешь, сказка, которую я для тебя приготовила, начинается именно в море, – задумчиво произнесла Даяна. – Только…
  – Вот здорово! – перебил её Нияз. – А чему я смогу в ней научиться?
  Джана удивлённо взглянула на Нияза, и мальчик увидел в её глазах знакомые искорки смеха.
  – У одного садовника, – неторопливо произнесла Даяна, – весной спросили: «Какого вкуса яблоки растут в твоём саду?» «Подождите до осени, – ответил садовник. – И тогда, отведав плоды, сами определите их вкус».
  – Я всё понял! Давай же поскорей отправимся в сказку! – взмолился Нияз.
  Джана улыбнулась и накрыла его своим чудесным покрывалом.


Сказка о сыне рыбака и сыне эмира

  Ещё не открыв глаза, Нияз ощутил запах моря, тепло солнца на правой щеке и едва заметный освежающий ветерок. Он услышал скрип уключин и понял, что находится в лодке. «Интересно, кто сидит на вёслах?» – подумал мальчик и открыл глаза.
  Действительно, наш герой сидел на корме старой рыбацкой лодки, на дне которой лежали сети и несколько крупных недавно пойманных рыбин. Лодкой управлял очень смуглый худощавый человек. Вся его одежда состояла из набедренной повязки и старенькой чалмы, из-под которой выбивались чёрные, как смоль, кудри. Лишь в бороде проглядывала седина. Увидев, что Нияз открыл глаза, человек улыбнулся и ласково произнёс:
  – Хорошо, что ты поспал, сынок. Сегодня у нас с тобой неплохой улов. Мы продадим его на базаре и на вырученные деньги купим тебе новый халат.
  – Но тебе самому нужен новый халат! – возразил мальчик.
  – Ничего, сынок, я потерплю, – ответил рыбак. – Посмотри, виден ли берег?
  Вскоре они пристали к берегу напротив одинокой рыбацкой хижины, развесили на просушку снасти, переложили рыбу в корзины и отправились в город.
  Торговля была в самом разгаре, когда по базарной площади раздался гул: «Едут! Едут!», и народ стал падать на колени и преклонять головы перед небольшой процессией богато разодетых всадников. Эта резкая перемена в кипучей жизни восточного базара так поразила мальчика, что он остался стоять столбом с округлившимися глазами и разинутым ртом. Ехавший впереди всадник заметил мальчика и остановился. От его жёсткого, леденящего душу взгляда у Нияза мурашки побежали по коже, а сердце ёкнуло и сжалось в предчувствии беды. Всадник протянул руку с кнутом в направлении Нияза и грозно, делая паузу после каждого слова, спросил:
  – Чей это ребёнок?
  Рыбак понял, что речь идёт о его сыне. Он бросился в придорожную пыль под ноги коню страшного всадника и принялся горячо умолять:
  – О, высокочтимый господин! Да приумножит Аллах твою славу и богатство! Прошу тебя, не наказывай моего сына! Он ещё мал, неразумен и впервые пришёл со мной в город. Накажи меня вместо него!
  С каменным лицом надменно смотрел всадник на валяющегося в пыли бедняка. Наконец, он разомкнул губы и отчётливо, так, чтобы слышали находящиеся рядом люди, произнёс:
   – Меня называют жестокосердным, но я бываю и милостивым. Сегодня, в день траура по моему любимому брату, я никого не буду наказывать. Но завтра, когда я по праву займу престол эмира и стану вашим правителем, я буду строг и справедлив.
  Грозный всадник тронул удила, и вся пышная процессия последовала дальше. Ехавшие в её хвосте стражники спешились, и не успели рыбак и мальчик опомниться, как весь их товар вместе с корзинами был порублен на мелкие кусочки и втоптан в землю.
  С тяжёлым сердцем и пустыми руками возвращались домой двое мужчин. Старший радовался, что избежал плетей, и сокрушался, что не удалось купить обновку сыну. Младший думал о том, как одолеть жестокого всадника. «Нужно позвать могучего воина, – представлял он. – Воин вызовет на бой злого богача и победит его в честном поединке». Постепенно Нияз успокоился, и его мысли обратились к идущему впереди рыбаку. «Я обязательно отблагодарю этого доброго человека, – решил он. – Я буду рано-рано выходить на лодке в море и ловить много рыбы. Мы её продадим за хорошие деньги и купим одежду, вкусную еду и новые сети, подновим хижину, а то совсем она обветшала».
  На подходе к дому Нияз увидел возле хижины пожилого человека в простом дорожном одеянии. К великому удивлению мальчика, рыбак бросился в ноги гостю и произнёс:
  – Мир тебе, мой господин! Неужели великий день наступил?
  Гость поздоровался и ласково позвал Нияза:
  – Подойди ближе, мой мальчик! Как же ты вырос! Ты, конечно, не помнишь меня. А, между тем, я прибыл сюда, чтобы восстановить справедливость и вернуть тебе то, что принадлежит тебе по праву рождения. Но я расскажу об этом чуть позже, когда ты окунёшься в море и подкрепишь пищей свои силы, которые тебе сегодня понадобятся. Ступай же, а мы пока поговорим с хозяином дома и накроем стол.
  Ниязу не пришлось повторять дважды. Он с наслаждением плескался в море, пока его не позвал рыбак. Преисполненный любопытства, Нияз прибежал к хижине, где его уже ждало невиданное доселе угощение, которое гость принёс с собой.
  Воздав хвалу Аллаху, они уселись за трапезу. Две пары мужских глаз с любовью смотрели на мальчика. А он беззаботно поглощал лепёшки и пастилу, пока не обнаружил, что за ним наблюдают. Нияз перестал жевать.
  – Спасибо, я сыт, – вежливо поблагодарил он.
  – Не смущайся, мой мальчик, – отозвался гость, – пока ты насыщаешь своё тело, я расскажу тебе одну историю, которая, станет пищей для твоей души. Итак, слушай.
  У одного эмира, да подарит Аллах процветание его роду, было два сына. Оба мальчика были хороши собой, сильны и успешны в науках. Но если старший Асламбек был так же добр, как и умён, то у младшего Назима была завистливая душа и каменное сердце. Наступил день, когда старый эмир умер, и бразды правления перешли к старшему брату. Долгим и мудрым было правление Асламбека, народ любил и прославлял своего эмира. Но его слава и трон не давали покоя младшему брату. Несколько раз он покушался на жизнь старшего брата, но Асламбеку всегда удавалось избежать страшной участи. И помогал ему предвидеть опасности перстень с таинственным камнем, подаренный самой знаменитой на Востоке прорицательницей. Она же предсказала любимой жене Асламбека Малике смерть во время родов. Вот почему не спешили Асламбек и Малика рожать ребёнка. Но годы шли неумолимо быстро, и эмир с женой не молодели, как ты сам понимаешь. И однажды Малика обратилась к Асламбеку с такими словами:
  – О, мой господин! Возлюбленный муж мой! Пришла пора родить наследника. Годы идут, и не удастся нам с тобой вечно оттягивать предначертанное судьбой. Сына нужно успеть воспитать, дабы в достойные руки перешла власть эмира. К тому же, ты знаешь, насколько коварен твой брат Назим, он не оставит попыток извести тебя, чтобы заполучить трон. Да и я уже достаточно пожила на белом свете, испытала радости и горести. Теперь же хочу испытать радость материнства. Сделай же мне самый ценный подарок, мой господин, ты ведь никогда ни в чём мне не отказывал. И я подарю тебе наследника, а нашему народу – будущего правителя.
  Сжалось сердце Асламбека от таких речей любимой жены. Но была её речь мудра, а потому не нашлось у него слов возражения.
  Через положенный срок родила Малика чудесного мальчика, а сама, как и предсказывала прорицательница, ушла в мир иной, да упокоит Аллах её душу!
  Великое горе и великая радость посетили Асламбека в один день, но также и великое беспокойство: как уберечь сына от происков коварного Назима? И тогда эмир призвал к себе верного слугу – главного визиря Амина и попросил у него совета.
  Глубокой ночью, переодевшись в платье странника, визирь Амин вместе с младенцем покинул дворец и направился в сторону моря к одинокой рыбацкой хижине. Здесь жил старинный друг визиря, достойный и благородный человек, однажды сменивший полную интриг дворцовую жизнь на бедную, но свободную жизнь рыбака.
  – Странно! Неужели он добровольно отказался от красивой жизни? – удивился Нияз. – А я всегда мечтал стать богатым и жить во дворце. Кушать разные вкусности, а не только рыбу и моллюсков, одеваться в красивые одежды, а не в старый халат, ездить на лошадях, а не ходить пешком.
  Рассказчик и рыбак переглянулись.
  – Вкусная еда и богатые одежды ещё не самое главное, – с грустью заметил странник. – На плечи эмира и его советников ложится бремя забот о мудром управлении страной и процветании своего народа. У кого большие возможности, у того и большая ответственность!
  – Я как-то не думал об этом, – растерянно произнёс Нияз.
  – Сынок! – обратился к мальчику рыбак. – Помнишь, как мы с тобой в лодке встречали восходы, как ласково освежал ветерок твоё разгорячённое тело, как щедро раскрывал тебе свои красоты подводный мир, как в любую минуту ты мог окунуться в море и купаться, сколько душе угодно. Запомни, сынок, все свои ощущения, ибо это и есть свобода!
  – Конечно, я всё помню! – воскликнул мальчик. – Но почему ты говоришь так, будто мне предстоит вскоре этого лишиться?
  Странник и рыбак снова многозначительно переглянулись.
  – Позволь мне закончить свой рассказ, – обратился гость к Ниязу. – Скоро ты всё узнаешь.
  Итак, через восемь лет эмир Асламбек тяжело заболел. Он призвал к себе главного визиря и повелел ему после своей смерти сделать всё, чтобы его сын занял трон эмира. Когда Асламбек умер, да хранит Аллах его душу, Амин, переодевшись в платье странника, не теряя ни минуты, отправился на берег моря, чтобы исполнить волю своего господина: привести во дворец его сына и объявить эмиром.
  После этих слов гость и рыбак поднялись со своих мест и склонились перед Ниязом в почтительном поклоне.
  – Значит… Это я – сын эмира?! – мальчик был потрясён. – Как же я сразу не догадался!
  Нияз вскочил. Целый рой мыслей вихрем завертелся в его голове. Неужели придётся покинуть рыбака? И море? Когда похороны эмира? И как им пробраться во дворец незамеченными, ведь слуги Назима наверняка их уже поджидают? Что же с ними сделают, если схватят? А, может, Назим ничего о нём не знает?
  – Мальчик мой, сядь и успокойся, – услышал он ласковый голос визиря. – Нам нужно отправляться как можно скорее, пока Назим не объявил себя эмиром. Надеюсь, что восемь лет назад он поверил, что ты умер вместе со своей матерью! Сейчас в городе готовятся к похоронам твоего отца (бедный мой мальчик!), и в этой суете мы сможем пробраться во дворец незамеченными.
  Амин протянул Ниязу узелок:
  – Прошу тебя, мой господин, переоденься и попрощайся с морем и с человеком, заменившим тебе отца в первые восемь лет жизни.
  Нияз вздохнул и начал переодеваться. Неужели он станет эмиром? Он и раньше мечтал о богатстве и славе, и скоро сбудется его заветное желание! Но одна беспокойная мысль не давала в полной мере ощутить радость.
  – А что будет, если Назим нас схватит? – поинтересовался Нияз как можно более непринуждённо.
  – Лучше бы нам избежать встречи с ним! – озабоченно отозвался Амин.
  – Ты уже встречался сегодня с Назимом, – заметил рыбак. – Помнишь важного господина на коне?
  Неприятное происшествие на базарной площади яркой картинкой всплыло в памяти Нияза. Мальчик вспомнил каменное лицо и тяжёлый взгляд всадника, и по спине его побежали мурашки. «Да, к такому лучше не попадаться!» – подумал он, стараясь побыстрее прогнать страх.
  Наконец, сборы в дорогу закончились. Мальчик крепко обнял рыбака и попрощался с ним, сдерживая слёзы. Вместе с визирем Нияз отправился в город навстречу новой жизни.

  Войдя в городские ворота, они обнаружили, что все главные улицы заполнены стражниками, которые внимательно осматривали всех новоприбывших.
  – Значит, Назим опасается, что ему могут помешать занять трон! – сказал Амин.
  – Но я хочу увидеть своего настоящего отца и проститься с ним! – воскликнул Нияз.
  – Это очень опасно, – покачал головой визирь, но, увидев умоляющий взгляд мальчика, согласился. – Воля моего господина – закон. Я проведу тебя на главную площадь в обход, через кварталы бедняков. Но ради Аллаха, – взмолился он, – будь благоразумен, мой мальчик, и старайся вести себя как можно незаметнее.
  Вскоре Нияз потерял счёт переулкам и поворотам. Они углубились в такие трущобы, полные грязи и запахов отбросов, что мальчику стало не по себе.
  – Ты не сбился с дороги? – спросил он Амина, который с беспокойством оглядывал незнакомое место. 
  – Давай присядем вот у этой стены и отдохнём немного, – предложил визирь, – а я постараюсь вспомнить дорогу.
  Они присели на корточки, но мальчик тут же вскочил от испуга. Лежавшая неподалёку куча тряпья зашевелилась, и оттуда выглянуло нечто, вызвавшее у Нияза крик ужаса. Всё лицо и шея незнакомца были поражены коростами и язвами отвратительного вида. Сквозь дыры в жалком подобии одежды проглядывало такое же больное тело.
  – Что, испугался? – раздался чистый мальчишеский голос, никак не вязавшийся с неприятным обликом незнакомца.
  – Отойди от него подальше, мой мальчик! – зашептал визирь Ниязу. – Этот нищий болен заразной болезнью!
  – Нельзя ли ему помочь какими-нибудь лекарствами? – так же шёпотом спросил Нияз.
  – К сожалению, все известные лекарства против проказы бессильны! – ответил Амин.
  – Старик прав, – отозвался нищий, – я прокажённый и скоро умру. А тебе, такому чистенькому, на нашей улице делать нечего. Ступай, куда шёл, и моли Аллаха, чтобы не заразиться!
  Он отвернулся и пробурчал себе под нос: «Смотри-ка, какой добренький выискался! Помочь захотел!..»
  «Вот стану эмиром, – подумал Нияз, – обязательно помогу этому мальчику и всем больным людям. В моей стране не будет несчастных! Я позову учёных со всего света и попрошу их создать такой эликсир, который сделает всех людей здоровыми и радостными! А чем же я могу помочь сейчас этому несчастному?» И Нияз обратился к Амину:
  – Не одолжишь ли ты мне немного денег?
  – Все богатства этой страны твои, мой господин!
  С этими словами визирь достал из кармана халата несколько золотых монет. Забрав все монеты, Нияз смело шагнул в сторону прокажённого и положил перед ним деньги:
  – Вот, возьми, пожалуйста! У меня сейчас больше ничего нет. Но в скором времени я постараюсь облегчить твою жизнь.
  Из-под кучи тряпья блеснули удивлённые глаза. И на несколько мгновений всё уродливое, покрытое язвами для Нияза исчезло. Перед ним были только эти бездонные, широко распахнутые глаза, в глубине которых жила мечта о другой жизни, полной радостного смеха, весёлых игр, беззаботной беготни с друзьями. Казалось, Нияз увидел в них самого себя.
  – Спасибо тебе, – мальчик опустил глаза и, немного помолчав, добавил, – я объясню вам, как выбраться с улицы прокажённых и выйти на главную площадь.
  Через несколько минут Амин и Нияз уже шагали по знакомым визирю местам. Амин вполголоса благодарил Аллаха, что тот позволил им выбраться из этого страшного места, и ворчал по поводу расточительности своего господина.
  Главная площадь, на которую они вскоре вышли, была заполнена народом. Люди искренне горевали и волновались, обсуждая последние события. Старик и мальчик стали пробираться к центру площади. Вскоре послышались звуки траурной музыки, и народ стал расступаться, пропуская похоронную процессию. Нияз совершенно забыл, что находится в сказке, его сердце сжималось от предчувствия встречи с мёртвым отцом. Он и боялся, и одновременно страстно хотел увидеть отца, с которым был разлучён с самого рождения.
  Когда процессия поравнялась с тем местом, где стояли мальчик и визирь, Нияз, совершенно не помня себя, бросился к траурной платформе. И, конечно, был тут же схвачен стражниками.
  – Пустите! Пустите меня к отцу! – закричал мальчик, вырываясь из цепких рук охранников. – Я хочу попрощаться с ним!
  Он укусил за руку одного стражника, пнул по лодыжке другого и вырвался на свободу.
  Как коршун, вскинул голову Назим, взвился на стременах и закричал диким голосом:
  – Поймать мальчишку!
  Этот страшный приказ привёл Нияза в чувство. В ужасе мальчик бросился к Амину.
  – Беги, мой господин, беги! – закричал ему визирь. – Возвращайся домой! Я снова найду тебя там!
  И Нияз понёсся, как серна, юрко лавируя между встречными людьми. За ним по пятам гнались стражники, расталкивая толпу. Как ни старался мальчик от них оторваться, преследователи были всё ближе. Нияз уже начал задыхаться, как вдруг услышал знакомый мальчишеский голос: «Давай сюда!» Не раздумывая, Нияз бросился на голос и вдруг с ужасом обнаружил, что впереди тупик, а позади… Проход, через который он вбежал, загораживал тот самый прокажённый мальчик, которому ещё недавно он обещал помочь. «Неужели он сдаст меня страже?» – мелькнула страшная мысль в голове Нияза. Но уже через несколько мгновений он увидел, как проход стал заполняться неизвестно откуда взявшимися людьми, чьи тела также были покрыты проказой.
  Преследователи в нерешительности остановились. Один из них громко потребовал:
  – Вы укрываете государственного преступника! Немедленно выдайте его нам!
  – Попробуй, забери! – ответил один из прокажённых.
  Стражники по-прежнему топтались на месте. Они боялись подойти к прокажённым, чтобы не подхватить неизлечимую болезнь. Но возвращаться к Назиму, не выполнив приказа, было ещё страшнее. Посовещавшись, они уселись в отдалении, не сводя глаз с «живого препятствия». Прокажённые тоже расположились в проходе, намереваясь оградить беглеца от стражи.
  Нияз перевёл дух и присел возле стены, стараясь успокоить колотящееся сердце. Неподалёку от него расположился и его спаситель.
  – Меня зовут Аваз, – приветливо сказал он. – А тебя?
  – А меня – Нияз.
  – Здорово ты бегаешь! – восхищённо воскликнул Аваз. – Ты совсем загнал стражников! Видел, какие у них были потные лица и чалмы набекрень?
  Живо представив картинку, оба мальчика весело рассмеялись. И ещё долго хохотали, освобождаясь от недавнего напряжения.
   Когда они немного успокоились, Аваз авторитетно заявил:
  – Я знаю, ты не заболеешь!
  – Почему? – поинтересовался Нияз.
  – Потому что ты смелый, ты не боишься заболеть. А они (Аваз махнул головой в сторону стражников) боятся заразиться. Ты посиди здесь до вечера, а как только стемнеет, я выведу тебя из города. Бедняки добра не забывают!
  За разговорами незаметно наступил вечер. На Востоке темнеет очень быстро, и пока не взойдёт луна, в двух шагах ничего не видно. Только огромные звёзды наполняют небо своим таинственным мерцанием.
  Аваз отодвинул какую-то заслонку, они пролезли через открывшийся проход и тихо пошли по улочке, стараясь не привлечь внимание стражников. Через множество поворотов Аваз прошептал:
  – Вот эта улица приведёт тебя прямо к лазу в городской стене. Он находится за кустом терновника. Уже восходит луна, и тебе будет легко найти дорогу домой.
  – Прощай, друг! Спасибо, что спас меня, – от всего сердца поблагодарил Нияз. – Наверно, мы больше не увидимся…
  – Прощай, друг! Мне пора, – отозвался Аваз и растворился в тёмном переулке.
  Нияз медленно возвращался домой, перебирая в памяти события этого удивительного дня. «Когда же я снова увижу Амина? Не схватил ли его Назим? Надеюсь, что всё закончится благополучно», – подумал он. Но чувство тревоги не покидало мальчика. Оно усилилось, когда Нияз обнаружил пустую хижину. «Может быть, рыбак отправился на вечерний лов?» – предположил он. Мальчик бросился к морю, но лодка была на берегу. Теряясь в догадках, Нияз вернулся в хижину, лёг на знакомую постель и попытался заснуть, но ему чудились какие-то зловещие шорохи.
  Вдруг мальчик услышал, как кто-то позвал его по имени. Он осторожно выглянул в окно и в свете луны разглядел Аваза.
  – Как ты нашёл меня? – удивился Нияз.
  Вместо ответа Аваз приложил палец к губам, оглянулся по сторонам и жестом позвал Нияза из хижины. Они бегом направились к лодке и скрылись в её тени. Только тогда Аваз быстро заговорил:
  – Когда мы с тобой расстались, и я уже направился домой, то заметил подозрительного человека. Он шёл за тобой, прячась в тени стен, и я тоже решил проследить за ним. Человек проводил тебя до самой хижины, убедился, что ты остался в ней, и побежал назад в город, наверно, докладывать Назиму. Ты в большой опасности!
  – Что же мне делать? Где спрятаться? – расстроился Нияз.
  – У меня есть план! – возбуждённо отвечал Аваз. – Ты сядешь в лодку и отплывёшь подальше от берега. А я переоденусь в твою старую одежду и лягу на твою постель. В темноте люди Назима не заметят замены.
  – Но тебя могут убить! – в ужасе воскликнул Нияз.
  – Да что они мне сделают? Как увидят, что я прокажённый, сразу разбегутся! – засмеялся Аваз.
  – Но ведь можно убить человека, не касаясь его руками!
  Аваз долгим взглядом посмотрел в сторону моря на блистающую лунную дорожку, улыбнулся чему-то своему и спокойно произнёс:
  – Знаешь, я ужё свыкся с мыслью, что скоро умру, поэтому не боюсь смерти. Раньше я спрашивал себя, зачем я родился? Чтобы заболеть и умереть, не совершив ничего стоящего? Но если я спасу жизнь другого человека, значит, моя жизнь будет не напрасной. Ты помог мне, теперь я хочу помочь тебе!
  «Разве я могу позволить человеку умереть вместо меня?» – подумал Нияз. Но когда он открыл рот, чтобы сказать об этом Авазу, они оба заметили процессию всадников, направлявшихся со стороны города к хижине.
  – Всё! Некогда больше размышлять! – вскочил Аваз. – Ты тут с лодкой сам управишься, а я побегу к дому, чтобы успеть переодеться. 
  И он со всех ног помчался к хижине.
  – Прощай, Нияз! – донеслось до мальчика.
  – Прощай, друг! – прошептал Нияз со слезами на глазах.
  Но предаваться горю было некогда. Напрягая все силы, Нияз столкнул лодку в воду, забрался в неё и сел на вёсла, чтобы скорее уплыть от берега. Тяжёлые вёсла плохо слушались детских рук, но Ниязу всё-таки удалось отплыть на приличное расстояние. Он привстал, стараясь разглядеть происходящее на берегу, и, наконец, увидел, как процессия направилась в обратный путь. 
  «Бедный Аваз! Что с ним сделают? И что будет со мной?» – горестно думал мальчик. События прошедшего дня настолько утомили нашего героя, что он без сил опустился на сети, лежавшие на дне лодки, и мгновенно заснул.

  Проснувшись, Нияз очень удивился, обнаружив себя в лодке. Мальчик поднял глаза и заметил джану. Она сидела на корме и улыбалась своей неповторимой улыбкой.
  – Сказка ещё не кончилась? – спросил Нияз.
  – Для некоторых уже закончилась, – загадочно произнесла Даяна.
  – Для кого же?
  – Например, для Назима.
  – А что с ним стало?
  – Он заболел проказой и умер.
  – Значит, Аваза привезли во дворец?
  – Да, мой дорогой. Когда с него сняли покрывало, все сразу увидели, что это другой мальчик. Аваз бросился к Назиму, крича, что ни в чём не виноват. Он хватал Назима за руки и одежду, надеясь, что страшная болезнь поразит тирана. Приближённые в ужасе столпились у выхода из зала и не торопились помочь своему господину. Наконец, начальник стражи опомнился и схватил копьё. Так для Аваза закончилась эта сказка.
  Нияз опустил голову, стараясь скрыть выступившие слёзы.
  – Твой друг совершил подвиг! Он спас от смерти наследника эмира и освободил народ от жестокого правителя. Порадуйся за него!
  – Я не могу, – всхлипнул Нияз, – он же умер.
  – А ты посмотри направо, – предложила джана.
  Нияз повернул голову и застыл от изумления. Неподалёку от лодки легко скользил по воде серебристый парусник с удивительно красивым мальчиком на борту. Мальчик радостно улыбался и махал им рукой.
  – Ты узнал своего друга? – спросила Даяна.
  Нияз кивнул и помахал в ответ Авазу.
  – А куда же делась его болезнь?
  – В моём мире нет болезней тела.
  – В каком твоём мире? – озадаченно спросил Нияз.
  – В мире волшебников, мой дорогой. В нём исполняются любые желания.
  – Значит, Аваз сможет там играть с друзьями, купаться в море, строить замки из песка?..
  – Конечно, всё, что пожелает. Каждая душа, попавшая в мой мир, создаёт себе окружение своими мыслями. Только подумал – и тут же получил желаемое.
  – Вот здорово! – восхитился мальчик. – А что сейчас делает Назим?
  – То, что ему хотелось больше всего на свете. Назим сидит на троне в окружении лицемерных придворных. Он расставил по всем комнатам дворца сундуки, полные золота, наслаждается их видом и подозревает приближённых в измене и воровстве. Как и в земной жизни, он озабочен, полон страхов и зависти к славе брата. Вот какую паутину человек создал для себя!
  Нияз поёжился и сморщил нос.
  – Зачем ему столько денег?
  – Не ты ли недавно хотел быть богатым? – поинтересовалась джана.
  – Какая радость сидеть над сундуками?
  – В чём же, по-твоему, радость от владения богатствами?
  – Наверно, в том, что можно исполнить свои желания.
  Произнеся эту фразу, мальчик задумался. Раньше он мечтал иметь много игрушек, кушать разные восточные сладости, путешествовать. Когда в сказке Нияз стал сыном рыбака, он желал наловить много рыбы, чтобы на вырученные от её продажи деньги помочь рыбаку одеться и подновить хижину. Когда же он узнал, что является сыном эмира, то захотел помочь всем бедным и больным людям.
  – Интересно получается, – произнёс мальчик вслух. – Мои желания были очень разными, в зависимости от того, кем я был: просто Ниязом, сыном рыбака или сыном эмира.
  – Ты сделал выдающееся открытие! – восхитилась джана. – Ради этого стоило отправляться в сказку!
  – А сказка уже совсем закончилась? – спросил мальчик. – Мне хочется узнать, кто стал эмиром.
  – Тот, кто и должен был стать, – сын Асламбека, – улыбнулась Даяна. – Пройдёт немного времени, и он выполнит своё, вернее, твоё обещание. Соберёт лучших учёных, астрологов, поэтов, художников, мастеров из разных стран и построит Дворец всех наук, искусств и ремёсел. При нём страна будет процветать, а народ станет жить богаче и счастливее.
  – Значит, учёные изобретут эликсир здоровья и радости? – с надеждой спросил Нияз.
  Джана ласково посмотрела на мальчика и вздохнула.
  – Не нужно ничего изобретать, мой дорогой. Каждый человек владеет этим дивным эликсиром, но далеко не каждый использует этот ценный дар наилучшим образом.
  – Расскажи мне про этот эликсир! – попросил Нияз.
  – С удовольствием! – с готовностью отозвалась джана. – Только сказка уже кончилась. Давай продолжим наш разговор в твоей комнате.
  – Конечно, Даяна! – с охотой согласился мальчик. – Мне уже так хочется домой!
  – Тогда закрой глаза, мой дорогой!..

  Через несколько мгновений они оказались в знакомой комнате.
  – Как хорошо вернуться домой! – обрадованно воскликнул Нияз, запрыгнув на кровать.
  Вдруг его лицо стало задумчивым.
  – Вот бы снова увидеть Аваза, поиграть с ним вместе, поплескаться в нашем бассейне, запустить на воду корабль!
  – Ты обязательно встретишься с ним, если очень захочешь! Самые сильные желания всегда сбываются!
  Уверенный мелодичный голос Даяны развеял печальное настроение Нияза.
  – А ты знаешь, что означает имя твоего друга? – спросила джана.
  – Не знаю.
  – Имя Аваз на арабском языке означает «замена».
  – Он и вправду заменил меня! – удивился Нияз.
  – Ничего удивительного. Аваз выполнил то, что ему было предначертано его именем. Ведь имя – это слово, которое человек чаще всего слышит в жизни, оно оказывает сильное влияние на его судьбу.
  – А что означают имена других героев сказки? – поинтересовался мальчик.
  – Имя Асламбек означает «могучий господин», Амин значит «хранитель, верный», Малика – «царица», а Назим – «устрашитель».
  – Точно! Все они были именно такими! – воскликнул Нияз. – А что означает моё имя?
  – О!.. – глаза джаны засияли, и душа мальчика наполнилась тихим трепетом в предвкушении чудесного открытия. – Твои родители – настоящие волшебники, они дали тебе замечательное имя! Оно означает «хозяин своей судьбы» или, по-другому, «капитан своей души».
  От неожиданности Нияз замер, затаив дыхание. Он и представить не мог, что у него такое волшебное имя!
  – Значит, я не просто так мечтал стать капитаном! – догадался мальчик.
  – Ты прав, мой дорогой! Просто так в жизни ничего не случается, – ответила джана. – И ты обязательно станешь капитаном, если только…
  Даяна сделала многозначительную паузу, и Нияз навострил уши.
  – …если только будешь думать, как капитан.
  – Как это? – не понял мальчик.
  – А ты вспомни своё открытие, – предложила джана. – Когда ты был сыном рыбака, ты думал как рыбак, а когда ты стал сыном эмира, ты думал как настоящий правитель.
  – Но я же ещё не стал капитаном! – возразил Нияз.
  – Верно, – отозвалась Даяна. – И сейчас я открою тебе один волшебный секрет из моего мира. Можно поступать наоборот! Представь, что ты уже стал капитаном. Начни думать как капитан, и ты обязательно им станешь. Недаром мудрецы Востока говорят: «Какие у человека мысли, таков он и есть»! Вот в этом и состоит секрет эликсира здоровья и радости. Если мысли здоровы и радостны, ты и сам таков.
  – Вот здорово! – обрадовался Нияз. – Завтра же начну думать, как капитан.
  – Это мудрое решение, – одобрила Даяна. – А сегодня отдыхай, мой дорогой, твои глаза уже засыпают. Прощай до следующего дня рождения!
  И джана растаяла в воздухе, взмахнув своим волшебным покрывалом.


Глава третья, в которой Ниязу исполнилось девять лет


  Джана неслышно появилась в комнате Нияза, когда мальчика в ней не было. Она внимательно осмотрела комнату, задерживая взгляд на новых предметах, и осталась довольна своим учеником. На одной из стен вместо ковра теперь висела географическая карта. В углу появилась резная этажерка с книгами и коллекцией моделей парусников. На нижней полке стояли бинокль и потрёпанный альбом навигационных карт. Почувствовав приближение Нияза, джана повернулась к двери.
  – Даяна, ты уже здесь?! – обрадовался мальчик.
  – Здравствуй, дорогой именинник! – приветствовала джана своего ученика. – Как же ты вырос за год, тебя не узнать! И, похоже, ты изменился не только внешне.
  Даяна плавным движением указала на этажерку и карту. Нияз подбежал к своей коллекции парусников и начал увлечённо рассказывать об их достоинствах и различиях. Джана слушала с большим интересом, периодически восклицая: «Неужели?» «Это удивительно!» «Я и не догадывалась!» Затем Нияз стал показывать свою библиотеку новых книг.
  – Когда я начал думать, как капитан, книги стали появляться у меня, как по волшебству! – с восторгом сообщил он Даяне. – Посмотри, вот этот «Атлас мира» купила мама, книгу о великих мореплавателях подарила бабушка, дядя принёс вот эту об устройстве парусников. А журнал о дельфинах и китах дала почитать Зарина.
  – А откуда та, что стоит на нижней полке? – спросила джана.
  – Это альбом на-ви-га-ционных карт, – объяснил Нияз, стараясь правильно выговорить трудное слово. – Его подарил мне дедушка, раньше он был штурманом фрегата и пользовался этими картами, отправляясь в плавание. Я попытался в них разобраться, но ничего не понял. А дедушка сказал, что сначала мне нужно изучить разные науки: астрономию, геометрию, географию, навигацию и ещё много чего. Я и не думал, что так долго нужно учиться, чтобы стать капитаном.
  Нияз глубоко вздохнул.
  – Вот бы взмахнуть волшебной палочкой, – мечтательно произнёс он, – раз, и ты уже всё знаешь!
  – Какой хитренький! – рассмеялась Даяна. – Так не бывает.
  – Неужели ты не можешь этого сделать? – удивился мальчик. – Ведь ты волшебница!
  – А ты думаешь, что волшебниками становятся по мановению волшебной палочки? – усмехнулась Даяна. – Всему, мой друг, нужно учиться.
  – И ты тоже училась?
  – Конечно, я и сейчас продолжаю своё образование.
  – И когда ты его закончишь?
  – Никогда не закончу! – рассмеялась Даяна. – Я буду учиться всю жизнь!
  – Всю жизнь?! – ужаснулся Нияз. – Так и устать можно!
  – Разве можно устать, занимаясь любимым делом?
  Джана на секунду задумалась, подбирая лучший пример.
  – Представь, что ты уже стал капитаном небольшой шхуны и в совершенстве овладел её управлением, – продолжала она. – Через некоторое время тебе предложили стать капитаном парохода. Но пароход – это совершенно другая техника, и тебе придётся сначала научиться управлять ею. А через несколько лет изобретут ещё более сложный корабль, и тебе снова придётся учиться, если ты захочешь стать его капитаном.
  – Понятно. Это называется повышать свою ква-ли-фи-ка-цию, – блеснул знанием нового слова Нияз. – Мама недавно училась на курсах. А папа говорил ей, что очень важно не стоять на месте в своём развитии.
  – Золотые слова! – подтвердила Даяна. – Каждый человек приходит на Землю, чтобы чему-нибудь научиться. Кому-то нужно научиться держать своё слово, а кому-то терпению в общении с бабушкой.
  При этих словах Нияз опустил глаза и покраснел. Джана продолжала, как будто не замечая смущение мальчика:
  – Одним необходимо научиться управлять кораблём, другим – управлять своей жизнью.
  Нияз вспомнил разговор, произошедший год назад.
  – Я часто размышлял над значением своего имени, – задумчиво проговорил он, – но всё равно не понял, что значит управлять своей судьбой.
  – Давай попробуем разобраться вместе, – предложила Даяна. – Но сначала ответь на вопрос: что нужно знать капитану корабля?
  – Ему много чего нужно знать!
  – Верно, – согласилась джана, – но есть три главных вещи. Попробуй их назвать.
  Нияз посмотрел на потолок, как будто там были написаны ответы, и начал перечислять:
  – Во-первых, капитану нужно знать, как управлять кораблём.
  – Точно! – подтвердила Даяна.
  – Затем ему нужно знать реку или море, по которым он поплывёт, учесть ветер и погоду.
  – Замечательно! – похвалила джана. – И, наконец, третье…
  Нияз пожал плечами.
  – Я помогу тебе вспомнить, – сказала Даяна. – Одна моя знакомая фея любила повторять такую фразу: «Кто не знает, куда направляется, очень удивится, попав не туда».
  – Знаю! Знаю! – чуть не подпрыгнул Нияз. – Третье – это пункт назначения!
  – Отлично! – воскликнула джана. – Давай приложим три главных вещи к жизни. Первое – то, что зависит от тебя самого, – это приёмы управления своим кораблём, или своей судьбой. И два из них ты уже знаешь.
  – Видеть во всём хорошее? И думать, как капитан? – уточнил мальчик.
  – Совершенно верно, мой дорогой!
  – А остальные приёмы?
  – Не торопи события!
  Даяна шутливо погрозила Ниязу пальцем и продолжала:
  – Второе – то, что от тебя не зависит. Капитану нужно знать русло реки и погодные условия, а человеку – законы жизни. Тогда корабль не сядет на мель, а человек не заболеет, не будет страдать от совершённых им ошибок.
  Джана помолчала, давая мальчику возможность осмыслить услышанное.
  – И третье. Нужно знать цель своего пути. И это твой собственный выбор.
  – Это самое простое! – произнёс Нияз.
  – Хорошо, если так, – отозвалась Даяна. – Многие люди плывут по жизни совершенно бесцельно, а потом сетуют на судьбу, что она с ними жестоко обошлась.
  – Я знаю свою цель! – уверенно заявил мальчик. – Я хочу стать капитаном парусника!
  – Поздравляю, мой дорогой! Держи выбранный курс!
  – Вот только мне не хватает этих, как их… приёмов управления своей жизнью.
  И Нияз лукаво посмотрел на джану.
  – Сегодня ты узнаешь ещё один… – улыбнулась Даяна и протянула мальчику раскрытую ладонь, на которой лежала прекрасная жемчужина.
  – Ух ты, какая красивая! – восхищённо выдохнул Нияз. 
  Он вскочил, подбежал к этажерке и достал с верхней полки заветную шкатулку. Затем бережно положил подарок к остальным жемчужинам.
  – Спасибо, Даяна! Значит, можно отправляться в сказку?
  – Конечно, если ты готов.
  Нияз набрал побольше воздуха, закрыл глаза и произнёс:
  – Я готов.
  И джана накрыла ученика своим волшебным покрывалом. 


СКАЗКА О КОЛЬЦЕ ЖЕЛАНИЙ

  Сидя с закрытыми глазами, Нияз вдруг почувствовал, как проваливается куда-то вправо, затем он приподнялся, чтобы снова провалиться уже влево. Качка продолжалась, и мальчик никак не мог угадать, где он находится. Нияз открыл глаза и ахнул. Он ехал на верблюде! В середине самого настоящего каравана! Нияз не мог разглядеть, где караван начинался, зато его хвост был хорошо виден, поскольку спускался с гребня огромного бархана. Вокруг, насколько хватало глаз, лежала однообразная песчаная пустыня. Солнце слепило и жарило так, что Нияз поспешил прикрыть лицо свисающим краем чалмы.
  Несколько дней назад, когда мальчик читал в «Атласе мира» про Африку, ему очень захотелось отправиться через пустыню на верблюде! И тут же Даяна подарила ему такую сказку! Как же она догадалась о его желании?
  Через некоторое время путешествие утомило мальчика. От верблюжьей качки у него кружилась голова. Было нестерпимо жарко, хотя день клонился к вечеру. «Когда же караван остановится на отдых? – подумал Нияз. – На этих «кораблях пустыни», оказывается, ездить не слишком весело». И наш путешественник засмеялся, представив себя капитаном такого странного корабля. Мальчик попробовал управлять верблюдом и стукнул его пятками по бокам, но животное продолжало невозмутимо идти в прежнем ритме. Нияз огляделся в поисках погонщика верблюдов и увидел шедшего сзади крепкого загорелого мальчика. Юный погонщик был старше Нияза. Несмотря на то, что он был одет в халат и чалму, его лицо и волосы были светлыми, в отличие от смуглых и темноволосых людей Востока. Нияз улыбнулся погонщику и приветливо помахал ему рукой. Паренёк тут же подбежал к Ниязу:
  – Мой господин чего-то желает?
  – Почему ты называешь меня господином? – удивился наш герой.
  – Так повелел караванщик. Он сказал, что вы – сын махараджи, и его советник везёт вас к отцу во дворец. А я должен выполнять все ваши приказания.
  – Пожалуйста, не называй меня господином и обращайся ко мне на «ты», – попросил Нияз. 
  – Хорошо, мой господин, – ответил погонщик.
  Мальчики рассмеялись.
  – Скоро ли караван остановится на отдых? – спросил Нияз. – Я немного устал и хочу пить.
  Погонщик посмотрел на солнце.
  – До привала осталось совсем немного времени. А фляжка с водой приторочена к твоему седлу с правой стороны. Только не пей слишком много.
  Выпив тёплой воды, Нияз приободрился. К наступлению сумерек весь караван расположился на отдых. К Ниязу подошёл чернобородый человек в дорогих белых одеждах из тонкой ткани и с достоинством поклонился:
  – Мой господин! Не угодно ли тебе пройти в шатёр, где ты найдёшь желанный отдых, пищу и питьё?
  Мальчик понял, что перед ним советник махараджи.
  – Спасибо, уважаемый, – поблагодарил Нияз. – Можно мне взять с собой этого погонщика?
  – Твои верные слуги готовы служить тебе днём и ночью, – отозвался советник. – Но если тебе приглянулся Рой, я велю умыть и переодеть его, чтобы он мог прислуживать тебе за столом.
  Нашего путешественника провели в шатёр. Слуги принесли таз и кувшин с водой для умывания, а также свежую одежду, затем его усадили за низкий стол, накрытый фруктами и невиданными яствами. Поскольку Нияз не знал, как положено вести себя за столом сыновьям махараджи, он отослал всех слуг, кроме Роя. Как только мальчики остались в шатре одни, они без всяких приличий с жадностью набросились на вкуснейшие кушанья. Утолив голод, они растянулись на атласном тюфяке и разговорились.
  – Откуда ты и как оказался в пустыне? – поинтересовался Нияз.
  – Сам я родом из Англии, – охотно начал рассказывать Рой. – Наша семья приехала в Тунис, чтобы построить огромный дом для одного купца. Мой папа был архитектором.
  При этих словах лицо мальчика стало печальным, и он замолчал.
  – А что случилось? – спросил Нияз.
  – Папа заболел тропической лихорадкой и умер, – горестно вздохнул Рой. – Мы хотели вернуться домой, но у нас кончились деньги. Вот и пришлось нам наниматься на работу, чтобы купить обратные билеты. Мама с сестрой теперь прислуживают в доме купца, а я стал погонщиком верблюдов, потому что мне нравится путешествовать и платят здесь больше. Я уже в третий раз сопровождаю караван!
  – Как же ты выдерживаешь жару? – удивился Нияз.
  – В первый раз было тяжело, – признался Рой. – А сейчас я уже привык. Да и пустыня очень красивая, особенно утром и вечером. Говорят, она скрывает драгоценные камни. Вот бы найти хоть несколько рубинов или изумрудов, тогда мы смогли бы вернуться в Англию!
  – А мне в пустыне не очень понравилось, здесь слишком жарко и однообразно, – сказал Нияз. – Я больше всего люблю море. У меня даже мечта есть – стать капитаном парусного судна!
  – Вот здорово! – воскликнул Рой. – Я тоже любил наблюдать за кораблями из окон нашего дома. 
  Мальчики помолчали, представляя море с плывущими по его волнам парусными судами.
  – А знаешь что?.. – вдруг заговорщически произнёс Рой. – Старые погонщики рассказывали, что в развалинах древнего города есть волшебное место, которое называют «кольцом желаний». Это кольцо исполняет любые желания! И как раз сегодня ночью мы остановились неподалёку от этих развалин. Давай отправимся туда!
  Нияз вспомнил свой разговор с Даяной о том, что нужно долго учиться для осуществления своей мечты. Может быть, ему удастся сегодня стать капитаном без особых усилий? И мальчик с радостью согласился.
  – Только это очень опасно! – предупредил Рой. – Говорят, что многие уходили туда, но обратно мало кто вернулся.
  – Всё равно я готов попробовать! – возбуждённо прошептал Нияз.
  – Значит, отправляемся, как только в лагере все заснут, – подытожил Рой, и мальчики пожали друг другу руки.
  Глубокой ночью, когда даже часовых клонило в сон, два тёмных силуэта отделились от лагеря и направились в сторону полузасыпанного песками древнего города. Огромная луна освещала их путь, и в её сиянии приближающиеся развалины выглядели зловеще. К тому времени, как путники вступили в город, они порядком устали. Мальчики присели возле каменной стены, преградившей им путь, и задумались, в какую сторону идти. Рой предложил идти налево. Ниязу хотелось пойти направо, но он не стал спорить. Стена, вдоль которой направились мальчики, отличалась от других строений. Она была сложена из хорошо пригнанных друг к другу камней и совсем не выглядела древней. 
  – Мне кажется, что мы идём по кругу, – вскоре заметил Рой. – Посмотри, сначала луна была справа от нас, а теперь она слева. 
  – Наверно, эта стена и есть кольцо желаний! – догадался Нияз. – И мы обошли уже половину кольца.
  – Значит, скоро будет вход! – подхватил Рой.
  Воодушевлённые, они направились дальше, но вскоре луна опять оказалась у них с правой стороны.
  – Всё, больше не могу! – Нияз в изнеможении повалился на землю. – Мы ходим по кругу. Давай отдохнём!
  – Ладно, – нехотя согласился Рой, у которого тоже от усталости подкашивались ноги. – Но с рассветом нам нужно обязательно попасть внутрь кольца, чтобы не отстать от каравана.
  – Нас, наверное, скоро хватятся, – только и успел произнести Нияз, погружаясь в сладкий сон.

  Ниязу снилось море. Он сидел на берегу, а возле причала красовался прекрасный белоснежный парусник, на борту которого стоял Рой и кричал Ниязу: 
  – Поднимайся!
  – Я поднимаюсь! – отвечал мальчик, но почему-то продолжал сидеть и любоваться морем и восходом солнца.
  Вдруг Нияз резко открыл глаза. Солнце уже встало над горизонтом, и мальчик испугался, что опоздал. Он оглянулся, ища глазами Роя, но парня рядом не было. Нияз бросился вдоль стены и очень скоро обнаружил проход. Ночью путешественники не дошли до него всего несколько метров. Нияз с опаской заглянул внутрь. Он увидел тот же опалённый солнцем песок, что и в пустыне, только кое-где из него торчали кости, отчего у Нияза пошёл мороз по коже. И тут он заметил Роя. Парень стоял посреди кольца и что-то внимательно разглядывал перед собой, а затем начал энергично махать руками, как будто колотил воображаемым молотком по воображаемой стене.
  – Рой, что с тобой?! – с тревогой позвал Нияз.
  – Иди скорей сюда! Посмотри, сколько здесь изумрудов! На всех хватит! – прокричал в ответ Рой, даже не повернув головы в сторону Нияза.
  – Но я не вижу никаких камней! – крикнул мальчик.
  – А ты подойди ближе! – ответил Рой.
  И Нияз решился и сделал шаг, который мгновенно изменил весь мир. В ноздри ударил запах морской соли, а лёгкие наполнились свежим воздухом. Вместо раскалённого песка пустыни вокруг простиралось синее море, а сам Нияз стоял на капитанском мостике настоящего фрегата. «Где же ветер?» – подумал мальчик и тут же ощутил лёгкое дуновение. «Хоть бы он подул сильнее, чтобы наполнились паруса!» – захотелось Ниязу, и сразу ветер усилился, чуть не сорвав капитанскую фуражку с его головы. Мальчик посмотрел на реи и представил, как матросы разворачивают паруса. Тут же по мачтам начали взбираться вверх неизвестно откуда взявшиеся матросы. Нияз огляделся в поисках рупора, который сразу же появился в его руке. «Поднять паруса! – скомандовал юный капитан. – Отдать швартовы!» А где же боцман? Вот он поднимается на мостик: «Есть отдать швартовы!» «Полный вперёд!» «Есть полный вперёд!» 
  У Нияза захватывает дух. Его фрегат, набирая ход, устремляется в открытое море. Ещё немного постояв на капитанском мостике, Нияз решает произвести осмотр корабля. Перед ним, как по волшебству, возникает всё, что он представляет: трюмы, наполненные запасами воды и пищи, кубрики матросов с подвешенными к потолку гамаками, каюта капитана. Он проводит рукой по обшивке стен: это бархат и шёлк, а внизу – резные панели из красного дерева. На столе – карта и компас, рядом стоит старинное кресло с подлокотниками в виде львиных лап. А где же его портрет? Да вот он висит в проёме! Может, лучше поместить сюда портрет его возлюбленной? Тут же вместо его изображения появляется облик Зарины, одетой в пышное платье. А что если раму сделать золотой? И вот уже портрет его дамы обрамлён тяжёлой драгоценной рамой. «Как здорово! – радуется Нияз. – Стоит только что-нибудь представить, и всё сразу появляется!» Он возвращается на палубу и рассеянно оглядывается. Чего-то не хватает. Но чего? 
  «А где же Рой?» – спохватился Нияз. Наш герой вдруг вспомнил, как переступил порог кольца желаний. Он оглянулся в поисках входа и увидел на палубе приоткрытую дверь, за которой царил мрак. «Наверно, через эту дверь я смогу вернуться, если захочу, – подумал Нияз. – А если не захочу? Ведь здесь так хорошо! Моя мечта осуществилась!» Но беспокойство за Роя больше не давало мальчику беззаботно наслаждаться плаванием. «Я только посмотрю, что с ним, и вернусь обратно», – решил наш герой. Он подошёл к двери и смело шагнул во мрак.
  Перед ним простирались развалины города, а позади был вход в кольцо желаний.
  – А где же море? – вырвалось из уст Нияза. 
  Его постигло глубокое разочарование: желания исполнялись только внутри кольца! Мальчик увидел Роя, который по-прежнему увлечённо работал воображаемой киркой. 
  – Рой! – позвал Нияз. – Пойдём отсюда!
  – Ни за что! – отвечал парень. – Разве можно уйти от такой красоты? Иди скорее сюда, помоги мне собирать камни!
  Роя нужно было спасать, иначе он мог погибнуть на жарком солнце, как и многие другие искатели приключений, попавшие в кольцо желаний, чьи кости теперь белели на песке. Но как это сделать, чтобы вновь не попасть в свою мечту? «Нужно изменить желание!» – догадался Нияз. Он зажмурился, отгоняя видения парусника в синем море, и представил, как выводит Роя за руку из этого злополучного кольца. А вдруг не получится? Сердце бешено колотилось в груди Нияза, и в голову полезли жуткие картины. «Думай о хорошем!» – приказал себе наш герой. Кроме этой фразы, он был не в состоянии ничего вспомнить. Тут же Нияз представил улыбающуюся Даяну и сразу успокоился. Он подошёл ко входу и снова сделал шаг. 
  Ничего не изменилось. Вокруг по-прежнему был песок, усыпанный костями, а впереди махал руками Рой. Нияз решительно направился к парню.
  – Рой! Нам пора домой!
  – Ты посмотри, сколько я нашёл рубинов и изумрудов!
  – Рой, нас уже ищут!
  – Подожди ещё немного! Вон там под потолком очень крупный камень, сейчас я отколю его!
  Нияз решил сменить тактику.
  – Рой, зачем тебе столько камней? Даже одного из них будет достаточно, чтобы твоя семья смогла вернуться домой.
  – Ты прав, Нияз. Но здесь столько добра, что уходить не хочется.
 
Давай сложим камни в твою сумку, – предложил Нияз, беря Роя за руку. – Твоя мама и сестра ждут, когда ты вернёшься к ним с богатством.
  – Ладно, давай собираться, – нехотя согласился Рой. 
  Парень нагрузил воображаемыми камнями свою сумку и взвалил на плечо. Нияз повёл Роя к выходу, а тот всё оглядывался назад и вздыхал, сожалея, что надо возвращаться. Когда мальчики вышли из кольца, Рой ошеломлённо огляделся вокруг, затем сбросил с себя сумку и вытряхнул её содержимое. В сумке был лишь песок. Рой уронил голову на колени и заплакал.
  Через минуту он успокоился, вытер слёзы и решительно поднялся:
  – Пойдём, Нияз, а то отстанем от каравана!
  На выходе из древнего города мальчики столкнулись с небольшим отрядом всадников во главе с советником. 
  – Слава Аллаху, ты жив, мой господин! – вскричал советник, соскочив с седла.
  Нияз бросился ему навстречу и стал горячо умолять:
  – Советник, миленький, обещаю больше никогда не убегать, только очень тебя прошу, помоги семье Роя вернуться в Англию!
  – Повинуюсь, мой господин! Я лично прослежу за тем, чтобы семья этого мальчика благополучно села на корабль и была обеспечена всем необходимым.
  – Вот спасибо! – обрадовался Нияз.
  – Мой господин! Тебе грозила великая опасность! – озабоченно произнёс советник. – Как же тебе и погонщику удалось выбраться из этого колдовского места?
  – Нас обоих спас Нияз, – ответил вместо друга Рой. – Если бы не он, мы бы сейчас с вами не разговаривали.
  – Слава отважному Ниязу, сыну великого махараджи! – воскликнул советник. 
  Отряд выстроился в шеренгу и троекратно просалютовал выстрелами из ружей.
  – Нет границ смелости твоего сердца и щедрости твоей души, о прекрасный сын великого народа! – продолжал хвалебную речь советник.
  При этих словах Нияз гордо выпрямился и стал важно кланяться своему маленькому отряду.

  Когда наш герой поднял голову после очередного поклона, то обнаружил себя в своей комнате, а напротив сидела Даяна и хлопала в ладоши.
  – Почему ты в такой важный момент закончила сказку? – расстроился Нияз.
  – Извини, я была уверена, что важные моменты уже прошли, – улыбнулась джана, и в её глазах запрыгали смешинки.
  – Надо было ещё немножко подождать! – продолжал настаивать мальчик.
  – Да ты болен, мой дорогой, – заметила Даяна.
  – Ничем я не болен! – возмутился Нияз.
  – Налицо все симптомы «звёздной» болезни, – заключила джана с видом врача, ставящего диагноз. – Вместо благодарности я получила выговор.
  Ниязу стало стыдно. Он виновато опустил глаза и стал теребить край халата. Наступившую тишину нарушало только звонкое тиканье часов. Наконец, джана прервала затянувшееся молчание:
  – Всё, минута прошла!
  – И что это значит?
  – Обычно столько времени я даю себе, чтобы перестать ощущать себя виноватой и начать исправлять ошибки.
  – Значит, ты тоже ошибаешься?! – поразился Нияз. 
  – Бывает, – кивнула Даяна.
  – Вот здорово! – обрадовался мальчик. – А я думал, что волшебники не могут ошибаться.
  – Ошибаться свойственно всем живым существам, – объяснила Даяна. – И это действительно здорово, потому что лучше всего мы учимся на собственном опыте. Сегодня, например, благодаря «кольцу желаний» ты приобрёл бесценный опыт, как нужно создавать мысленный образ.
  – Когда я представлял свой корабль? – спросил Нияз.
  – Да, мой дорогой. Важно было продумать каждую деталь, чтобы корабль приобрёл реальные черты. Чем подробнее ты создаёшь мысленный образ, тем точнее он исполняется.
  – В жизни? – уточнил мальчик.
  – Именно в жизни! – подтвердила Даяна. – Поэтому тебе и понадобятся знания и умения, чтобы твой образ капитана корабля наполнялся всё новыми необходимыми подробностями.
  – Ясно, – откликнулся Нияз. – Придётся подналечь на книги и физкультуру.
  – Теперь тебе станет легче учиться, – заверила джана своего ученика. – Ведь ты знаешь, ради чего нужно потрудиться.
  Нияз согласно закивал головой:
  – Как только я узнаю что-нибудь новое, то сразу добавлю к своему образу. Это как монеты в копилку складывать, пока она до краёв не наполнится!
  – А у тебя будет копилка твоего образа! – подхватила Даяна. – И когда она наполнится, твоя мечта осуществится!
  – Скорей бы уже! – вздохнул Нияз. – А то всё трудись да трудись.
  Джана задумчиво посмотрела на ученика, припоминая себя в таком же возрасте.
  – Если устал трудиться, давай поиграем! – предложила она.
  – А во что? – воодушевился Нияз.
  – Будем играть в образы. И начнём с самого простого. Закрой глаза и представь какой-нибудь предмет, например, яблоко во всех подробностях. Какое оно, красное или зелёное, крупное или маленькое, гладкое или шероховатое. Ты можешь почувствовать его аромат, ощутить на языке его кисло-сладкий вкус.
  – И оно появится? – недоверчиво спросил мальчик.
  – Уже появилось!
  Нияз открыл глаза и увидел на ладони Даяны крупное красное яблоко.
  – Лови! 
  Мальчик поймал ароматный плод и с удовольствием откусил большой кусок.
  – Именно такое яблоко я и представил! – заявил Нияз с набитым ртом. 
  – Чем ярче ты создашь образ предмета, тем быстрее он появится, – пояснила джана.
  – Вот так же возникнет из воздуха? – удивился мальчик.
  – Конечно, нет, – засмеялась Даяна. – Например, тебе подарят его на день рождения.
  – А роликовые коньки можно представлять? – с надеждой спросил Нияз.
  – И коньки, и бинокль, и велосипед – всё, что очень захочешь. Ты можешь создавать мысленный образ не только любого предмета, но даже любого события!
  – Вот это да! Я обязательно попробую! – загорелся Нияз. – Спасибо тебе, Даяна, за новую игру!
  – И тебе спасибо, мой дорогой ученик!
  – А мне-то за что?
  – За то, что не оставил друга в беде и помог ему выбраться из «кольца желаний». Теперь, когда от твоей «звёздной» болезни не осталось и следа, самое время поблагодарить тебя.
  – А я и вправду спас Роя? Или в сказках всё понарошку? – взволнованно спросил Нияз.
  – Ты действительно спас друга в моём мире! – серьёзно ответила Даяна. – Все твои чувства и поступки были самыми настоящими.
  – Понятно, – облегчённо вздохнул мальчик. – А я-то всё удивлялся: вроде бы сказки, а живу я в них по-настоящему.
  Джана с любовью посмотрела на ученика.
  – Мой дорогой, мне пора уходить.
  – Подожди секундочку! – попросил мальчик. – А семья Роя вернулась домой?
  – Да, советник сдержал своё обещание. Семья Роя вернулась в Англию, и твой друг поступил в мореходное училище.
  – Вот здорово! – обрадовался Нияз.– Я тоже буду учиться на капитана!
  – А сейчас отдыхай, мой дорогой! До встречи через год!
  И джана растаяла в воздухе, наполнив комнату прекраснейшим ароматом.