ЭТО ЖЕ ЗАМЕЧАТЕЛЬНО!
Журнал №20 (2013 год)

Журнал №19 (2013 год)

Журнал №18 (2012 год) Журнал №17 (2011 год) Журнал №16 (2009 год) Журнал №15 (2008 год) Журнал №14 (2008 год) Журнал №13 (2007 год) Журнал №12 (2007 год) Журнал №11 (2007 год) Журнал №10 (2007 год) Журнал №9 (2006 год) Журнал №8 (2006 год)
Журнал №7 (2006 год) Журнал №6 (2006 год) Журнал №5 (2005 год) Журнал №4 (2005 год) Журнал №3 (2004 год) Журнал №2 (2004 год)

Главная
21 | 04 | 2018
ЭТО ЖЕ ЗАМЕЧАТЕЛЬНО!
ЭТО ЖЕ ЗАМЕЧАТЕЛЬНО!

Мне предложили подготовить материал о человеке очень важном и значимом для нашей Компании. Я подумала: «Как хорошо и как своевременно пришла такая идея!». Одновременно поняла, что работа не будет простой, поскольку связана она с личностью уникальной и многогранной. Знаю, что сам он не очень любит, когда его регалии объявляют громко и величаво и, тем не менее, я беру на себя смелость рассказать вам, дорогие друзья, о директоре по науке компании MAGERIC, докторе биологических наук, академике, почетном вице- президенте РАЕН, руководителе секции РАЕН Ноосферные знания и технологии» АНДРЕЕ ГЕОРГИЕВИЧЕ МАЛЕНКОВЕ.
Самая яркая черта характера Андрея Георгиевича - радоваться всему: любой погоде, абсолютно простой еде, людям, животным, событиям, идеям, открытиям, и за все он умеет быть благодарным жизни, судьбе, Богу. Очень часто на любое сообщение отвечает с восторгом: «Так это же замечательно!». Я абсолютно уверена, что именно такое отношение к миру является источником его созидательной энергии и вдохновения, которыми он постоянно наполнен и щедро передает их окружающим. При этом Андрей Георгиевич умеет реально оценивать ситуацию, всегда имеет свое мнение, иногда откровенно сердится и при необходимости может дать достаточно жесткую оценку.
- В MAGERIC меня привлекла возможность реализации судьбоносных для страны и мира программ перехода на ноосферный путь развития. Считаю необходимым дать эту информацию для людей, которые связали свою судьбу с MAGERIC или стоят перед принятием решения о своем сотрудничестве с нами.
Важно, чтобы каждый человек увидел реальную возможность решения своих личных задач при осуществлении общей программы. Дальнейшее развитие общей ситуации в стране напрямую зависит от успешности реализации ноосферных идей, тут нельзя скрыться или уйти в сторону, это важно для всех сегодня и для будущих поколений. Для меня важно также, что в MAGERIC есть команда единомышленников.
Да, сегодня программы ноосферного перехода уже объединили широкий круг людей разных национальностей и видов деятельности. Отрадно, что именно объединению MAGERIC А.Г.Маленков отводит приоритетное место в деле реализации этих программ, и поэтому он все больше и больше прирастает душой к нашей Компании. Переход человечества на ноосферный путь развития видимо является естественной эволюцией разумной жизни на Земле, Божьим замыслом. Ведь фантастически неслучайно встретились и объединились ученый А.Г.Маленков, вот уже несколько лет живущий идеей ноосферного перехода, удивительный человек Ю.Е.Мошкин, молодые прогрессивные энтузиасты-предприниматели И.М.Шеремет и А.В.Темников и другие активные участники движения с красивым названием MAGERIC. Все они независимыми путями пришли к мысли о необходимости жить и действовать во имя поворота человечества от опасной черты самоуничтожения, совершаемого современным обществом потребления. Действительно, неизбежная и судьбоносная была встреча. Мы имеем счастливую возможность быть сегодня в авангарде исторических событий, значимость которых за чередой повседневных действий не всегда готовы оценить. А.Г.Маленков, будучи активным реализатором программы ноосферного перехода в России, является продолжателем прогрессивных преобразований, которые в течение многих столетий славили российскую землю. Он будто отражает в себе весь жизненный опыт своей семьи и особенно родителей, которым было суждено прожить значимую и одновременно нелегкую жизнь. В самое непростое для истории России время быть в самом центре развития событий, вместе со всей страной пережить самые большие победы и противоречия в истории нашего государства XX столетия.

Вся жизнь Георгия Максимилиановича Маленкова - отца Андрея Георгиевича, - это испытание высокой ответственностью и доверием народа, гордостью за победы и болью за ошибки. С 1934г. по июнь 1957г. Г.М.Маленков работал в партийном руководстве и правительстве страны. С 1934г по 1946г. руководил подбором партийных кадров.
Во время ВОВ, будучи членом Государственного комитета обороны, отвечал за производство самолетов для Красной Армии. С 1944г. по июнь 1957г. работал в правительстве СССР, руководил Комитетом по ракетной технике, а в период с марта 1953 по февраль 1955 возглавлял Правительство страны, будучи Председателем Совета Министров СССР. Именно в этот период стал инициатором экономической программы, направленной на увеличение производства товаров народного потребления и качественного улучшения жизни людей. После партийного Пленума 1957года Г.М. Маленков был снят со всех постов, объявлен организатором антипартийной группы и отправлен фактически в ссылку; правда должность при этом была - директор Усть-Каменогорской ГЭС. Завершал свою трудовую деятельность он в качестве директора Экибастузской ТЭЦ, которую из отстающих смог вывести в число лучших энергокомплексов страны. Но опала очевидна. Это было результатом победы в руководстве партии Н.С.Хрущева. Сейчас уже можно с очевидностью судить, что победа хрущевцев была страшным поражением для прогрессивного развития страны, намеченном реформами Г.М.Маленкова.

Валерия Алексеевна Голубцова - мать Андрея Георгиевича, будучи женой и верным другом Георгия Максимилиановича, полностью разделила с ним всю ношу жизни в дни ее успеха и дни испытаний. Взяла на себя заботу о детях, она в годы войны продолжала работать и даже возглавляла такой большой научный коллектив как МЭИ, став его ректором.
Работая над материалом об Андрее Георгиевиче, я прочитала много интересного о его родителях, семье, единомышленниках, уникальные материалы, его личную книгу «О моем отце Георгии Маленкове», воспоминания коллег по научной работе. Отсюда и появилось желание задать А.Г.Маленкову вопросы, первые из которых касаются его родителей и семьи в целом.
-    Андрей Георгиевич, в Вашей книге об отце Георгии Максимилиановиче Вы с большой любовью написали о Ваших родителях. А можно подробнее узнать о том, какое влияние оказали на Ваше развитие и воспитание Ваши отец и мать.
-    Думаю, что самым главным в воспитании нас, детей, была сама атмосфера в семье - любовь, доброжелательность, исключение представления об исключительности. Воспитывали ненавязчиво, личными примерами. Основополагающее правило жизни - необходимость служения стране. Исключительная личная ответственность отца и матери за то, что происходило вокруг, в стране. Именно отец сформировал во мне такой принцип отношения к людям - «рациональная доброта»: если ты хочешь помочь кому-то и берешься за это - помогай до конца. Во мне это именно от отца. Мама и бабушка были по-женски более эмоциональными, и в них больше было чистого милосердия. Что касается меня то, если передо мной выбор: помочь одному или сотне, - я выберу второе.
 А для развития имели значение и такие яркие впечатления из детства, как оставшиеся в памяти сказки собственного сочинения отца про разных зверюшек. Эти сказки отец рассказывал нам иногда перед сном, когда поздно вечером возвращался
с работы. Например, «Сериал про тушканчика». Вообще у отца было очень мало времени для общения с нами. В детстве я был не очень крепким ребенком, еще и сильно заикался. Я очень благодарен маме, что она помогла мне справиться с этим недугом, одновременно приучив меня ставить и преодолевать более высокую планку, записав меня в кружок ораторского мастерства при Доме ученых, где передо мной поставили задачу научиться красноречию. При этом преодоление заикания подразумевалось как само собой разумеющееся. Хорошо помню, что дома на всех стенах были развешаны географические карты, и, вероятно, именно поэтому у меня возникло и укрепилось целостное видение Земли. Также было с заучиванием стихов: в игре мы с братом залезали на деревья и оттуда вели диалог стихами. Мои первые годы жизни прошли в Москве и на даче в Подмосковье.
 Когда мне было 18 лет, отец впервые взял меня с собой в деловую поездку в Оренбургскую область, где он награждал людей области за успехи в работе. Именно тогда я впервые увидел и оценил манеру общения отца с людьми и отношение людей к отцу.
Большие уроки нам показали родители своим личным поведением в то время, когда отец из руководителей страны стал членом антипартийной группы. Это были, прежде всего, уроки верности друг другу и преданности своим убеждениям. В этот трудный период отец проявил себя как очень умелый руководитель. Как уже отмечалось выше, будучи директором ТЭЦ Экибастуза, он за 3 месяца вывел ее из отстающих на первое место в Казахстане.
То, как мама работала в МЭИ, будучи его ректором, ее отношение к делу и забота о людях тоже во многом запомнились мне и сложили мое отношение к работе, за которую я брался.

Интересно, что мама и отец познакомились в Средней Азии. Отец был тогда в составе отдельной конной бригады, а мама работала библиотекарем агитпоезда. Потом они приехали в Москву,
отец поступил в МВТУ им. Баумана, а мама - в МЭИ. Отец очень быстро проявил себя и стал секретарем парторганизации.
-    Можете ли Вы оценить деятельность Георгия Максимилиановича, как руководителя нашей страны? На Ваш взгляд, были ли у него ошибки?
-    Мое мнение - все-таки это, прежде всего, мнение сына, ну и, в некоторой степени, вещи я стараюсь оценить как ученый. Отец с середины 30-х годов занимался подбором руководящих партийных кадров, и я считаю, в том, что Советский Союз выиграл Отечественную войну, несомненно, есть и большая заслуга моего отца, ведь правильный подбор людей, руководителей промышленности, военных - это основополагающий фактор.
Знаю то, что многим он помог уберечься от опалы и еще от более худших ситуаций. Так было с Рокосовским, Тевосяном и многими, многими другими.
Выступая на XVIII партконференции с основным докладом, отец изменил акцент от упора на формальную дисциплину на необходимость технологической дисциплины. И замечательно то, что Великий китайский реформатор Дэн Сяо-Пин, придя к власти в 70-е годы, сразу же опубликовал в широкой прессе этот доклад отца. Будучи в течение 1,5 лет руководителем страны, после смерти И.В.Сталина, отец отменил налоги на селе, в 5 раз увеличил личные участки крестьян, что стало основой возрождения деревни, значительно увеличил финансирование легкой промышленности, провозгласил тезис о невозможности победы в ядерной войне и необходимости длительного мирного сосуществования, обеспечил возможность плюрализма мнений, особенно в литературе и искусстве.
Ошибкой считаю то, что не удержал своей позиции в Кремле, не смог предотвратить заговор. Особенно это относится к 1955году, когда он подал заявление об уходе с поста Председателя Совета Министров. Как ученому мне импонирует оценка деятельности отца, которую дает известный российский историк Ю.Н.Жуков.
Сам я никогда не состоял в партии. Так сложилось, при Хрущеве меня бы и не приняли, а в «брежневские» времена мне предлагали, но я был уже верующим человеком и не мог принять воинствующе атеистическую направленность партийной идеологии. Отчасти поэтому я не сделал административной карьеры, хотя такая возможность была. При этом я прочитал практически все работы Ленина, считаю его очень крупным историческим деятелем, но не мог ни тогда, ни сейчас принять многих его действий, например то, что он не предотвратил расстрел царской семьи и уничтожение священников. Деятельность Сталина я оцениваю гораздо выше, во всяком случае, он был более реалистичным, в его работе было больше созидания. Очень рекомендую прочитать об этом в книге Ю.Н.Жукова «Иной Сталин».

-    Андрей Георгиевич, позвольте снова вернуть Вас к разговору о Ваших родителях. Что Вы можете рассказать о происхождении отца и матери. Каковы истоки их личностных качеств, которые проявились стремительным движением по линии руководства на разных уровнях вплоть до руководства государством?
-    Да, вероятно мои родители в их профессиональном и карьерном росте, в чем-то были обязаны своим семейным истокам. По мужской линии отец - дворянин, его дед был полковником царской армии, получившим служивое дворянство. По матери линия ведется от кузнеца по профессии. Отец получил первое образование в гимназии за казенный «кошт». Это было бы невозможно для детей из простого люда. Уже в 5 классе он проявил свои революционные настроения, желание борьбы за справедливость. В бурные дни октября, например, в своем ранце он носил патроны для рабочих, сражавшихся с белоказаками.
Мама, Валерия Алексеевна, происходила из старинного священнического рода по отцу, а по матери - из дворянского.
-    В Вашей книге об отце Георгии Максимилиановиче Вы с большой любовью пишете о бабушке по отцу Анастасии Георгиевне, известно, что она помогла многим людям. Например, история с ее поддержкой доктора Дорогова дала возможность появиться такому замечательному лечебному средству как АСД- фракция N°3 (Мазь Дорогова), которая является одним из самых эффективных средств при лечении экземы. Какой Вы помните Вашу бабушку?

-    Бабушка Анастасия Георгиевна в молодости была повивальной бабкой, например, за свою жизнь она самолично приняла 100 родов, причем последние, когда ей было 80 лет. Она не могла пройти мимо ни одного человека, которому нужна была помощь, не брезговала лично лечить никакие болячки. Во время гражданской войны она была начальником санитарного поезда, боровшегося, прежде всего, с тифом и вшами, проявила себя как замечательный организатор и руководитель. Это в дальнейшем подтвердила она, будучи директором санатория «Удельная» во время Отечественной войны и после нее, до 1958г. Таланты лекаря и организатора были у нее от природы. Она имела очень сильный характер, видимо эти качества и передались отцу, причем и ему она могла давать настойчивые советы о том, что хорошо знала - как помочь простым людям. Что касается доктора Дорогова, то это был очень талантливый человек, ветврач и большой ученый, и бабушка всячески ему помогала.
-    Андрей Георгиевич, а с кем дружила Ваша семья?
-    В качестве друзей дома из партийного круга у нас никто не бывал, во всяком случае до смерти Сталина. Позже мы общались с семьями Н.С. Хрущева, С.М.Буденного и Г.К. Жукова. Круг друзей был у каждого больше по его деятельности, так было у моей сестры Воли и у матери. Бывали дома у нас врачи, например, профессора Виноградов, Преображенский, Ю.Домбровская. Настоящие дружеские отношения нас связывали с
родственниками по линии матери, с нашими школьными друзьями, с которыми по традиции я продолжаю встречаться каждые 5 лет.
-    Андрей Георгиевич, я знаю, что Ваш брат Егор и сестра Воля очень интересные и значимые люди, расскажите о них.
-    Воля - это моя старшая сестра, и она была самой старшей из детей в нашей семье. По профессии она архитектор, причем талантливый и увлеченный. К сожалению, во времена хрущевского гонения на архитектуру ей мало что удалось построить, и она занималась больше интерьером помещений, в т.ч. театров. Долгое время она преподавала, была профессором на кафедре композиции в Высшем художественном училище им. Строганова. Воля стала глубоко верующим человеком, увлеклась церковной архитектурой, например, ее творение - церковь на Бородинском поле. Она очень волевой человек, полностью оправдывает свое имя.
Егор - ученый, окончил геологический факультет МГУ по специальности геохимия и кристаллография. Он работал в разных областях, основные его работы связаны с проблемой структуры воды. Егор очень эрудированный человек, доктор химических наук, профессор, знает много языков, я даже не могу все их перечесть. В добавление ко всему он пишет стихи, одним словом он - поэт.
-    Андрей Георгиевич, я знаю, что Вы любите своих детей, заботитесь о них, помогаете, и все они очень интересные люди, каждый по- своему. Расскажите о них, пожалуйста.

-    У меня, к счастью, четверо замечательных детей. Старшая дочь Даша работает директором по маркетингу в крупной фирме, связанной с продуктами питания. Успешный и целеустремленный человек.
Старший сын Егор по профессии столяр-реставратор. Он занимается восстановлением внутреннего убранства церквей. С его участием восстановлены 10 храмов. Имеет прекрасный опыт в строительстве, в работе и с деревом, и с людьми.
Младший сын Дмитрий работает в ординатуре центра сердечнососудистой хирургии им. Бакулева.

Младшая дочь Анастасия, выйдя из школы в 14 лет, поступила в институт стран Азии и Африки. Владеет английским, французским и китайским языками, учится в аспирантуре, пишет очень интересную диссертацию о взаимодействии китайцев и россиян в нашей стране на основе опыта 20х-30х годов на Дальнем Востоке. Я очень рад, что мои младшие дети получили хорошее образование, которое должно позволять хорошо ориентироваться в мире и иметь необходимую систему знаний и умений, в том числе умение взаимодействовать с людьми.
-    Андрей Георгиевич, а кто повлиял на Ваш выбор профессии? Когда Вы начали увлекаться наукой?
-    Уже с детства меня занимала физика. Отец организовал для нас на даче физический кабинет, где мы могли ставить различные опыты. Во время обучения в школе интерес к физике стал устойчивым и укрепился. В школу я пошел в Москве, это школа 135. Кстати, моим одноклассником был Андрон Михалков. В 5 классе я поступил в первую английскую спецшколу, созданную по инициативе матери. Окончили эту школу мы с братом с серебряными медалями. С моим братом Егором у нас разница в возрасте 1,5 года, но учились мы в одном классе. После окончания школы я поступил на физфак МГУ, такой выбор был сделан абсолютно без всяких колебаний. Учился с большим интересом и успешно, когда сдавал экзамены по термодинамике, то получил «5» у самого Л.Д.Ландау.
Книга Э.Шреденгера «Жизнь глазами физика» о молекулярной основе жизни привела меня на кафедру биофизики МГУ. Эта кафедра тогда была только что создана нашими ведущими учеными. Мне повезло оказаться среди первых 11 выпускников этой кафедры.
На 3 курсе я посещал кружок-семинар математика А.А.Ляпунова, и он предложил мне работать над статьей «Логическое строение наследственной информации». Летом 1957г. мы с Валерием Ивановичем Ивановым, ныне известным биофизиком, специалистом в области молекулярной биологии, поехали на практику, на биостанцию Миассова к Н.В.Тимофееву-Ресовскому. Таким образом, я получил очень хорошую подготовку от выдающихся российских ученых по физике, биологии, математике. А двух замечательных ученых Н.В.Тимофеева-Ресовского и А.А.Ляпунова считаю моими учителями. Николай Васильевич Тимофеев-Ресовский - один из основоположников современной генетики, точнее генетики радиационной и популяционной. Потомок Рюрика. В Копенгагене был в одном кружке с Нильсом Бором. О нем прекрасно написал Д.Гранин в своей книге «Зубр».
Кафедру биофизики я закончил с отличием, и на меня поступила заявка на распределение в институт молекулярной биологии АН СССР.
Это было как раз то время, когда наша семья находилась в опале, поэтому чиновник на распределении в Академию наук меня не пропустил. И только благодаря зав. кафедрой Льву Александровичу Блюменфельду, меня взяли в институт онкологии к академику Л.М. Шабаду, причем, как оптика, и я об этом никогда и ничуть не пожалел. Леон Манусович Шабад - известный онколог, автор теории предрака и химического концерогенеза.
На протяжении всех лет я поддерживаю связь с выпускниками кафедры биофизики, мы регулярно встречаемся, это очень хорошая традиция, и я к ней отношусь с уважением и гордостью. Многие из выпускников кафедры - это сегодня крупные российские ученые.
-    Андрей Георгиевич, немного зная Вас и о Вас, я могу твердо сказать, что по своему участию в процессе преобразования окружающего мира, Вы - предприниматель, причем успешный. Знаю, что в жизни у Вас было несколько проектов, успешно реализованных. Как Вы считаете, каким набором качеств должен обладать современный руководитель и любой человек, чтобы успешно достигать поставленных целей?
-    Каждому человеку необходимо научиться понимать, чего он хочет. Затем постараться выстроить последовательность действий, ведущих к решению поставленной задачи, определиться во взаимодействии с партнерами и противниками, т.е. выстроить систему взаимоотношений, оценить ресурсы или их источники, определиться во времени. Чтобы добиться поставленной цели, надо научиться воодушевлять людей идеей, и каждый человек должен найти свое место в общем деле. При этом выстраивание коллектива - это уже более тонкий вопрос. В этом плане лично я исхожу из многообразия людей, читайте об этом в «Аутогностике» главу о теории Афанасьева или саму его книгу «Синтаксис любви». Единственный тип предпринимателей, который меня интересует - это люди, занимающиеся внедрением новых технологий. Что касается человеческих качеств, то это порядочность, готовность работать ради цели, т.е. на результат, самодисциплина, самоорганизованность и оптимизм.
У меня есть некоторые черты, которые мне всегда помогали в организации любого дела, руководстве им. Прежде всего, это отсутствие чувства зависти, затем это умение подбирать людей. При этом я очень не люблю работать с чиновничьей бюрократией. Умею, но не люблю, мне это не интересно. Правда и среди чиновников бывают умные люди, и когда такой человек встречается - это большое счастье.
-    Андрей Георгиевич, в системе взаимодействия людей неизбежно участвуют деньги, и каждому человеку необходимо научиться с ними работать, управлять деньгами, сформировать к ним свое отношение. Я лично увидела для себя много поучительного из того, как Вы относитесь к деньгам. Например, что Вы управляете ими как реально-необходимым жизненным ресурсом, никогда не сбраcываете со счета, при этом легко расстаетесь, деньги для Вас явно не в фокусе преклонения, при этом размеры и масштабы абсолютно безграничные, и большие денежные величины также привычны, как обычные карманные суммы. Думаю, многим будет полезна Ваша точка зрения на эту тему.
-    Я никогда не работал за деньги, но они меня, безусловно, интересуют, они необходимы. Ведь можно построить свою работу так, чтобы вопрос денег решался попутно. Например, мне не каждый проект приносил деньги, так было в работе над изданием биографического словаря «Русские писатели», это был убыточный проект и, тем не менее, я очень горжусь этой работой. Также было и при финансировании нашей первой экспериментальной инновационной школы в конце 80-х - начале 90-х годов.
Концепцию и методы работы этой школы создавал и продвигал В.С.Лысенко, я же, будучи руководителем НПО «Техноэкос» (мы занимались внедрением новых технологий, в том числе тодикампа, проводили исследования по каменному маслу) финансировал работу этой школы в Сокольниках в Москве. Это была очень интересная и результативная система обучения, самое главное то, что учащимся в нашей школе было очень интересно учиться, был свой школьный театр, великолепные мастерские, возможность посещения биостанций, а в результате из 28 выпускников школы 13 человек закончили ее с медалями. В смысле денег это был убыточный проект, он денег не приносил, а больше требовал, но я очень горжусь тем, что мы это сделали и имеем хороший практический опыт, который нам будет очень полезен при создании нашей первой ноосферной инновационной школы.
-    Андрей Георгиевич, я с удовольствием прочитала воспоминания д.б.н. Л.В.Хрипач, которая работала под Вашим руководством в НИИ по БИХС. Она пишет о том, с какой увлеченностью и желанием работал коллектив руководимого Вами отдела, при этом с Вашей стороны не было никакого давления и повседневного контроля. Как Вам это удавалось? Какие правила поведения, установки, принципы организации работы создали такой коллективный интерес к общему делу, ответственность за общий результат?
-    Ну, во-первых, я был научным руководителем, а это значительно отличается от руководителя в привычном для нас смысле, это обусловлено спецификой процесса. И у меня была установлена своя «система отбора». Было важно, чтобы сотрудник имел искренний интерес к процессу и предмету исследования, его должно было интересовать «как это устроено». При этом абсолютно отсутствовало насилие над творческим процессом, оно просто недопустимо. Дело в том, что в науке принимается меньшая доля исполнителя, а больше необходимо творчество. В такой среде всегда больше людей неординарных, с разными подходами и точками зрения. На производстве не так важна индивидуальность человека, поэтому научный процесс допускает меньшую необходимость производственной дисциплины, а больше творческой свободы. Я же, будучи руководителем отдела, должен был наряду с научными решать много организационных вопросов, поэтому и не мог постоянно быть на месте, приглядывать и назидать. Мое же умение быстро переключаться помогало мне решать вопросы конкретно и без проволочек. В это время сам я не вел научные эксперименты, поэтому было важно честно оценивать собственное участие в общем деле, к счастью я умею это делать и мое правило: никогда не надо себя обманывать в оценке своего личного вклада в общий результат. И очень важен процесс формирования команды, подбор людей. Основными принципами в этом деле считаю: готовность работать в команде, разделять общую цель, должно присутствовать понимание того, что один я это не сделаю и именно с этой командой я реализуюсь лучшим образом. Работа в команде - это комфортность работы на результат.
-    Я знаю о Вашей большой дружбе с Ю.Е.Мошкиным. Интересно, на чем основана Ваша дружба, и когда она началась?
-    С Юрием Евгеньевичем я познакомился еще до создания MAGERIC. Юрий Евгеньевич - человек исключительного милосердия и доброжелательности. К сожалению (для него самого) он очень остро чувствует чужую боль, хорошо понимает людей, он абсолютный бессеребрянник, очень бескорыстный человек. Думаю, что с Юрием Евгеньевичем нас и объединяют полное отсутствие зависти и доброжелательность. Нам очень легко вместе.
Думаю, что начало нашей дружбы очень символично, так как пришлось как раз на то время, когда в головах Шеремета и Темникова только рождался и вынашивался MAGERIC.
-    Андрей Георгиевич, а когда и как состоялось Ваше знакомство с MAGERIC? Что Вас привлекло в концепции и философии нашей Компании?
-    Когда MAGERIC только начинал свою работу, у меня был медицинский центр в Москве, куда и приехали ко мне Игорь Шеремет и Александр Темников, опять же по рекомендации Ю.Е.Мошкина. Тогда у них ко мне больше была просьба разрешить работать с тодикампом. Игорь Шеремет и Саша Темников запомнились мне как очень душевные люди. А потом я заболел и попал в больницу, откуда меня привезли сразу на 2-летие компании, а дальше меня познакомили с Дмитрием Ермаковым, с ним мы быстро приступили к созданию нашего первого московского медицинского центра «МаджерикМедФарм».
 
 Дело в том, что еще до MAGERIC, в 1995 г. вместе с А.Н.Никитиным я организовал секцию РАЕН «Ноосферные знания и технологии». К моменту 2-летия Компании нашей секцией был разработан план «Ноосферного перехода». В этот момент времени нами было написано письмо В.В.Путину, в котором мы сообщили Президенту о готовности перехода России на ноосферный путь развития на основе новых технологий. На момент своего 2-летия в MAGERIC уже реально начали развиваться 3 направления из 6- ти, которые мы представили в Программе Президенту России. Именно тогда я понял, что MAGERIC и есть та организация, которая может стать лидером в реализации этой Программы.
Для меня важно, что MAGERIC работает с продукцией для здоровья, с программой экологически чистого жилья. С Юрием Евгеньевичем и Игорем мы разработали программу создания сети медицинских центров ранней диагностики, профилактики и лечения хронических и онкологических заболеваний. После того как медицинский центр в Москве в течение первых двух месяцев вышел на окупаемость, мы с Игорем Михайловичем определили программу создания региональных мед. центров и уже на 2,5-летии компании выступили с предложением об открытии региональных мед. центров. Когда я понял, что эта тема стала устойчиво развиваться, я предложил свое участие в научном руководстве и другими проектами Компании, так появилась должность директора по науке в Совете Директоров MAGERIC.
В настоящее время у нас в Компании есть и развиваются 3 важных направления ноосферного перехода:
 
1) формирование здорового образа жизни: препараты, журналы, фундаментальные книги, мед. центры;
2) экологически-чистое, энергосберегающее, безопасное домостроение;
3) применение хомобиотического оборота в агротехнологиях, возрождение сельского хозяйства.
Первоначально в п.2) была сделана ставка на «Элевит», и в настоящее время эта технология не отменяется, особенно в сейсмоопасных зонах, но одновременно велись работы и по другим новым строительным технологиям. Я считаю, что наше новое предложение по домостроению на основе тамбовского проекта гораздо интереснее и, главное, реальнее, особенно в вопросе экономики.
По п.3) раньше я работал с Валерием Абрамовичем Шапиро и был очень приятно обрадован неподдельным интересом к проблеме возрождения села со стороны Игоря Шеремета. Эта тема меня особенно волнует, может еще и потому, что к ней очень серьезно относился мой отец.
В MAGERIC есть много интересных проектов, например переработка отходов с/х в биогумус, возрождение племенного кролиководства, развитие культуры топинамбур, которая дает много продуктов для функционального питания людей и корма для животных, технология «жидкое дерево» под руководством Ю.А.Лебедева. Сочетание лесного и сельского хозяйства очень необходимо и важно для нашей климатической зоны. Многое из этого мы можем реально объединить в Алексинском районе Тульской области. Я думаю, что в этом году мы уже сможем приступить к созданию там первого ноосферного поселения. Таким образом, MAGERIC занимается ключевыми вопросами ноосферного перехода. Я очень хочу, чтобы наши читатели поняли внутреннюю структуру этого процесса.
Три направления из шести мы уже успешно развиваем, уже приступаем к четвертому - образовательная программа. Первая ласточка здесь книга «Аутогностика» В.С.Лысенко в соавторстве со мной. Далее на очереди пятое - энергетика, шестое - транспорт.
Кстати, что касается нашего первого ноосферного поселения, то там будут, по крайней мере, 3 рода деятельности: школа, медицинское учреждение, энергоавтономный комплекс и, кроме того, различные бизнесы жизненно-необходимых услуг. Будут и производства «на экспорт»: обработка дерева, информационные технологии, фармацевтика, переработка с/х и лесной продукции. Ноосферное поселение - это поселок, в котором должны быть высокотехнологичные, высокорентабельные производства.
Считаю, что нам очень повезло встретиться с Юрием Евгеньевичем Мошкиным, воспользоваться его опытом, учиться у него, помогать ему, постигать его понимание мира, вместе с ним сделать реальными вроде бы фантастические и абсолютно реально-необходимые программы
перехода человечества на ноосферный путь развития в масштабах страны, а затем и всего мира.
-    Андрей Георгиевич, Вы являетесь производителем и автором методики использования в профилактике и лечении заболеваний очень необычного, но очень эффективного продукта - тодикамп. Как Вы о нем узнали, какие факты Вас навели на выводы, что этот продукт имеет широкий спектр применения и даже результативен в профилактике и лечении онкологии?
-    Тодикамп уже был подробно исследован на момент интереса к нему со стороны руководства нашей Компании. Были выявлены факторы антипаразитарной активности. К сожалению, его нельзя зарегистрировать как БАД и именно Игорю Шеремету пришла идея оформить его в виде крема. Продукт получился хороший и пользуется заслуженным спросом. Думаю, что его производство будет представлено в системе предприятий первого ноосферного поселения.

НИКОГДА НЕ ЗАБЫВАЙТЕ, ДЛЯ ЧЕГО МЫ ВСЕ ЭТО ДЕЛАЕМ. ВТОРОЕ И ТОЖЕ ГЛАВНОЕ - НЕ СУЕТИТЕСЬ ПО МЕЛОЧАМ
-    Андрей Георгиевич, я знаю, что у Вас достаточно уважительное и особенное отношение к религии, это очень необычно для ученого советского времени, тем более физика, материалиста.
-    Да, я верю в существование Бога, это абсолютно очевидно для меня, верю и принимаю основы христианского учения. При этом я абсолютно нецерковный человек в смысле догм. Бог един, я не противопоставляю различные религии друг другу. При этом к различным обрядам я отношусь сдержанно, но церковную архитектуру и иконопись очень люблю. Наверное, меня в этом смысле можно назвать «верующий ученый».
-    Андрей Георгиевич, у Вас наверняка есть любимые литературные стили, произведения и писатели, расскажите о них. Интересно также и Ваше отношение к музыке.
-    Самый любимый писатель это Шекспир, особенно его «Исторические хроники». В настоящее время это Клиффорд Саймак, т.е. фантастика. Вообще, в литературе моими любимыми являются литературные стили Гоголя, Тургенева, Лескова. Люблю читать исторические произведения, фантастику. Для души это всегда что- нибудь из классики, особенно небольшие по объему пьесы, повести. Из поэтов, без сомнения, Лермонтов и Тютчев, именно их я считаю пророками. Вообще можно сказать, что я люблю всю литературу «серебряного века». Из современников это - Астафьев (по стилю, языку).
Дело в том, что в настоящее время я много пишу, сейчас, например, работаю над книгой «Происхождение человека», и мне необходимо читать много специальной литературы, к сожалению, на чтение любимых книг и писателей всегда мало времени.
В музыке абсолютно предан классической симфонической музыке Моцарта, Сибелиуса, Стравинского и Чайковского. Очень люблю «Князя Игоря» Бородина и «Хованщину» Мусоргского. Современную поп-музыку не воспринимаю.
-    Андрей Георгиевич, что Вы можете пожелать нашим партнерам и всем, кто хочет к нам присоединиться?
-    Первое и главное мое пожелание - это НИКОГДА НЕ ЗАБЫВАТЬ, ДЛЯ ЧЕГО МЫ ВСЕ ЭТО ДЕЛАЕМ. Второе и тоже главное - НЕ СУЕТИТЬСЯ ПО МЕЛОЧАМ.
 
В завершение хочу добавить, что я считаю, нам очень повезло встретиться и работать вместе с Андреем Георгиевичем Маленковым, воспользоваться его опытом, учиться у него, помогать ему, постигать его понимание мира, вместе с ним сделать реальностью фантастические и абсолютно необходимые программы перехода человечества на ноосферный путь развития в масштабах страны и всего мира. И это замечательно!

Когда я впервые встретилась с Андреем Георгиевичем, то отметила у него очень четкое представление о том, что он делает. У него есть конкретный план действий в каком-то процессе, четко сформулированная конечная задача, при этом, как ученый, он как будто находится в своем фантастическом мире, который считает абсолютно реальным, просто многие еще не знают о существовании этого мира, но он уже в нем, и у него есть ясное видение пути, по которому он готов привести в этот мир всех, кто готов идти за ним. В этом смысле Андрей Георгиевич просто уникальный человек.
В информационном плане Андрей Георгиевич владеет огромным объемом знаний, причем новую научную информацию принимает с интересом и даже с восторгом, делится ею, как открытием, с нескрываемой радостью познания нового, и неважно, кому принадлежит это открытие. Если этот ученый живет и работает, то обязательно связывается с ним, начинает общаться.
У Андрея Георгиевича еще есть такая интересная особенность: живя идеей ноосферного перехода, все больше и больше прирастая душой к MAGERIC, значимую часть времени и мыслей отдавая теме защиты людей от онкологии, он всегда ищет единомышленников по этим темам, обязательно всем, с кем встречается, говорит об этом, но если человек его не слышит, абсолютно не огорчается и дальше ищет следующего. Однажды он сказал мне такую фразу, когда я его приглашала на очередную подмосковную встречу, но не могла гарантировать многочисленной аудитории: «Я приеду и готов выступить, даже если меня будет слушать только один человек».
Аналогично это касается и деловых проектов: загорелись, нарисовали перспективы, и Андрей Георгиевич верит, радуется, включается в процесс мыслями и энергией. А тут вдруг вторая сторона утихает, что-то не клеится, появляются причины, чтобы не сделать то, что вместе вроде бы уже спланировали, Маленков при этом, ничуть не огорчаясь, кажется даже не тратит ни капли энергии на сожаление или осуждение, тут же переходит к поиску нового круга соратников.
Так же легко принимает человеческие грехи и недостатки, считает это абсолютно естественным и неизбежным. По сути, он относится к жизни как будто с позиции понимания Бога, истины, вечности.
Вообще, с Андреем Георгиевичем общаться очень интересно и легко. Он умеет слушать собеседника, действительно слушает чужое мнение, как будто в это время старается получить для себя новую информацию, не перебивает, но очень живо реагирует, выражает свое мнение или рассказывает что-то на эту тему.
Андрей Георгиевич умеет очень просто говорить с обычными людьми, с детьми, отдает предпочтение людям увлеченным своим делом, но и не терпит, когда люди высокомерно судят о том, чего на самом деле не знают.