Наш путь – ноосфера.
Журнал №20 (2013 год)

Журнал №19 (2013 год)

Журнал №18 (2012 год) Журнал №17 (2011 год) Журнал №16 (2009 год) Журнал №15 (2008 год) Журнал №14 (2008 год) Журнал №13 (2007 год) Журнал №12 (2007 год) Журнал №11 (2007 год) Журнал №10 (2007 год) Журнал №9 (2006 год) Журнал №8 (2006 год)
Журнал №7 (2006 год) Журнал №6 (2006 год) Журнал №5 (2005 год) Журнал №4 (2005 год) Журнал №3 (2004 год) Журнал №2 (2004 год)

Главная
20 | 11 | 2017
Наш путь – ноосфера.

Беседу ведут Елена Шеремет, Андрей Георгиевич Маленков, при участии Игоря Шеремета.


Е.М. — Андрей Георгиевич, здравствуйте! Основополагающий вопрос сегодняшнего разговора — а что же такое ноосфера?

А.Г. — Многие об этом говорят, и при этом имеются в виду самые разные вещи. Я Вам скажу, как это выглядит с точки зрения науки. Понятие ноосферы ввёл впервые Владимир Иванович Вернадский. И обычно, когда говорят «ноосфера», говорят: «А, это что-то там по Вернадскому!». Давайте проследим, что на самом деле Владимир Иванович говорил. Вернадский был вообще очень крупный естествоиспытатель. Т.е. он говорил то, что заведомо было обосновано, а не фантазировал. Его самым большим делом было развитие учений о биосфере. Т.е. он впервые, пожалуй, сформулировал то, что существует оболочка Земли, где жизнь является главной действующей силой. И она охватывает гидросферу практически всю, значительную часть атмосферы, нижние слои и поверхность суши, проникая далеко вглубь Земли, иногда на километры. И вот эта биосфера, она существует уже, возможно, 4 миллиарда лет или 4,5, Владимир Иванович считал, что она вступит в новый этап своего развития. И этот этап развития тоже до него был уже обозначен, его учителем Ак. Павловым — геологом, в какой-то степени Докучаевым и, с другой стороны, Тейяр де Шардендером — французским палеонтологом, теологом, религиозным мыслителем, можно сказать очень крупным.

Все понимали, что наступает что-то новое. И вот Вернадский определил это т.о., что «ноосфера» — это этап развития биосферы, когда мысль человека, опирающаяся на знания, становится главной действующей силой. Вот определение, по существу, Вернадского.

Прошел почти век с этого времени. Человечество активно действовало: и созидательно, и разрушительно. Во всяком случае, очень много сделано. Мне кажется, что мы имеем право сказать о России, что Россия весь XX век была «беременна» ноосферой. И вот она её начинает ожидать. Россия действительно много очень сделала. Мы скажем об этом дальше.

Сейчас, поскольку для нас ноосфера — это не просто философское понятие, а предмет нашей жизни и деятельности — переход к ноосфере, то мы пытаемся более широко осмыслить это. И, если Вернадский, во всяком случае, нигде не говорил явно о своём отношении к религии (возможно, это связано было с ситуацией времени богоборческой), то мы можем сказать совершенно уверенно, что сейчас наука вышла на рубеж, когда она не может уже не признать Бога. С другой стороны, она не отказывает себе в праве его исследовать. Это — новое по отношению к религии традиционной. Поэтому мы можем сказать ещё, что «ноосфера» — это новый этап взаимодействия человека с Богом, когда человек становится сознательным сотворцом. Сотворцом-то он был всегда, по замыслу Божьему, но он этого не понимал, не осознавал до конца. А сейчас мы не только можем, но и обязаны это осознать. И мы должны осознать ответственность за своё сотворчество. Вот это новое и очень важное. Т.е. мы как бы дополняем ту мысль Вернадского, что «ноосфера» — это этап развития биосферы, когда мысль человека становится главной действующей силой. Вот само понятие — мысль человека — мы как бы развиваем и дополняем.

Т.о., можно определить, что такое «ноосфера». Причём нужно сказать, что, поскольку мы стоим-то только на пороге этого, только приступаем, только туда засовываем свой любопытный нос, то, конечно, наши потомки определят это более глубоко и более содержательно. Мы определяем, по существу, сейчас направление этого движения. И не только определяем, но и осуществляем его. Вот что важно.

Е.М. — Почему Вы полагаете, что все это реально развивать именно для нашего сообщества? Я имею в виду компанию MAGERIC.

А.Г. — Потому реально, что мы имеем в наличии все основные технологии, которые позволят человеку двигаться в направлении «ноосферы». Т.е. для того, чтобы человек мог это осуществлять, он должен быть достаточно, извините меня, материально обеспеченным. Голодный человек, необразованный человек этого делать не может. Экономически зависимый, находящийся в рабстве в той или иной форме — тоже не может. Мы должны так организовать свою деятельность, чтобы она не разрушала биосферу. А, наоборот, позволяла её восстанавливать и осуществлять её дальнейшее развитие.  Сейчас у нас имеются все основания сказать, что мы это можем сделать. Давайте перечислим основные моменты.

Существуют технологии, позволяющие получать энергию из возобновляемых источников в достаточном количестве и по экономически приемлемым ценам. Это очень важно.

Мы можем, по существу, сделать все технологии безотходными. Т.е. мы можем совершенно не засорять биосферу.

Обычно говорят: «Вот, человечество ещё увеличится в численности, достигнет 10–15млрд. Как же его прокормить?». Такой проблемы тоже нет. Потому что современные технологии позволяют на 1Га земли, занятой для выращивания культур, в так называемых фитотронах многоэтажных получать продукции столько же, сколько мы сейчас получаем с 500Га. Поэтому, если посмотреть таким образом, то, можно сказать, что человечество, эксплуатируя всего лишь 3–4% поверхности Земли, может прокормить 15–18 млрд., а остальное может быть отдано природе, которую человек будет разумно эксплуатировать и поддерживать. Т.е. не вырубать сплошным образом, допустим, леса, а проводить санитарную рубку, не отстреливать зверей, уничтожая целые виды, а просто делать это в той мере, в которой это нужно для оптимального баланса популяции и т.д.

Ничто не мешает человечеству освоить, допустим, пустыни. Мы можем сейчас за счёт возобновляемых источников энергии получать достаточное количество пресной воды. А ведь пустыне не хватает только воды, в остальном там всё хорошо — солнца там очень много.

Мы можем строить так, чтобы никакие землетрясения, никакие ураганы, никакие снегопады чудовищные были не опасны. Мы можем строить так, чтобы эти жилища обеспечивали человеку комфортное проживание и были достаточно дёшевы.

Мы можем сделать такую транспортную систему, что она не будет калечить поверхность земли, т.е., как я говорю, транспортная система без дорог, без гаваней, без аэропортов. Всё это совершенно реально осуществить в современных разработанных системах.

Но главное, что касается человека, то мы можем обеспечить ему жизнь фактически без болезней. Это совершенно реальная вещь. По существу, все хронические болезни можно предотвратить. Т.е. на ранних этапах определить какие-то дисбалансы организма и устранить их.

Ну, и, наконец, самый сложный, конечно, вопрос. Он не до конца ещё решён, но зато понятно как его реализовывать. Это — сформировать человека ноосферы. Ведь, в конце концов, всё зависит от этого. А человек ноосферы отличается от нашего с вами современника, от нас с вами наличием у него нравственного императива. Он не может лгать. Не может, понимаете?! Он не может завидовать. Он не может желать другому зла. Вот если раньше в утопиях всегда получался мир очень тусклый, очень скучный, то мы сейчас понимаем, что важнейшим принципом ноосферы является сохранение всего разнообразия и, прежде всего, разнообразия людей с их характерами, особенностями. Но это не препятствует формированию нравственного императива, а просто создаёт гораздо более сложную задачу. Для каждого психотипа подобрать свою соответствующую методику. Ну, психопитов всё-таки не бесконечное количество. Хотя, конечно, эта методика уже в конкретной работе должна индивидуализироваться, но типов этих не так много. Мы сейчас это понимаем, и тут просто огромное поле для работы. Но работа эта уже может делаться, только если её специально таким образом и сформулировать, и поставить в специальных школах, в детских садиках, поселениях и т.д. Это потому, что тут теоретически всё сделать нельзя. Теоретически можно только наметить, как это делать, в каких направлениях идти. А дальше — это просто колоссальный объём работы и практики. Это и есть наша задача. Но всё реально. Всё есть. Для старта есть всё.

Е.М. — Уверена, что у многих читателей всё-таки остаётся некая отстранённость. Т.е. многие люди, я в этом действительно убеждена, себя держат как бы отдельно от того, о чём мы с Вами сейчас разговариваем. Т.е. подход такой, что «ноосфера» — это хорошо, это здорово, но, что всё зависит не от меня конкретно, живущего здесь и сейчас, а от правительства, от власти, от сильных мира сего, но никак не от меня, что я человек маленький и, собственно, от меня-то в этом мире ничего не зависит. Я уверена, что у очень большого количества людей именно такой взгляд. Кого Вы называете «человеком ноосферы»? Если я Вас правильно поняла, то, получается, человек, живущий по совести, без лжи, без зависти…

А.Г. — Такой человек уже психологически готов к этому.

Е.М. — Он идёт сам по этому пути и, по сути, ведёт за собой тех, кто рядом, — окружающих. И это и есть уже некий переход, от него зависящий?

А.Г. — Да, правильно. Я благодарю Вас за этот вопрос. Потому что он на самом деле ключевой. Как перейти от неких просто каких-то идеальных построений к реальности для каждого человека? Во-первых, нужно сказать, что само представление о том, что этот переход зависит больше от власти или от каких-то глобальных структур, чем от людей, — этот подход не правильный. Я покажу это наглядно на примере историческом.

Есть великий исторический пример — распространение христианства. Иисус Христос, собственно, показал, как это делается. Ведь вы вспомните, была проповедь, был показ своей жизнью и были отобраны 12 апостолов. И, казалось бы, это капля в море. Против этого была гигантская империя — Римская империя — жёсткая структура, с легионами, со своими добропорядочными законами, но очень жестокими. И проповедь любви, милосердия за 3 века завоевала эту империю. Были гонения, были жертвы — да, но, тем не менее, это в то время, когда население было не грамотным, когда не было СМИ, которые, конечно, могут обладать и разрушительной силой. Но, вообще-то говоря, в них есть огромный положительный потенциал; не было интернета, который, по существу, представляет сейчас всемирную информационную систему и который даёт, вообще-то, большие возможности, большую свободу. Ничего этого не было. Не было даже путей сообщения, допустим, из Иерусалима в Рим. Нужно было добираться несколько недель на корабле, и можно было утонуть. Сейчас же нет этих проблем, понимаете? Т.е. я говорю, что сейчас на подобный же переход должны уйти не 3 века, а, допустим, одно поколение. Поколение потребуется всё равно, потому что это воспитывается с пелёнок или даже, может быть, немножко раньше. Это первое.

Второе. Совершенно верно, что человек, который не лжёт, не завидует и т.д., — он уже, по существу, готов в главном. Но нам нужно сделать всю материальную оболочку. И это немаловажно. И здесь без объединения усилий людей, без организации, без совершенно целенаправленной деятельности, конечно, ничего не будет. Безусловно, есть много путей приобщения к этой деятельности. Но мы не можем говорить за всех. Точнее, мы можем, но это будет ни к чему. Поскольку мы представляем определённое сообщество, то правильно будет конкретно говорить за себя.

Е.М. — Получается, что Вы сами, Андрей Георгиевич, плавно подвели читателей к следующему вопросу. И, действительно, я знаю, что многие организации, многие сообщества сейчас идут как бы параллельными путями, но в одном направлении. И хотелось бы услышать от Вас Ваше понимание места MAGERIC на этом интересном пути.

А.Г. — Вот это для меня очень приятный, на самом деле, вопрос. Потому что я, конечно, сам, будучи Маджериканцем, об этом думаю. И, с одной стороны, приятно очень, когда встречаешь единомышленников — неорганизованные или даже организованные какие-то структуры. И мы, конечно, ни в коем случае не можем воспринимать это как какое-то соперничество. Мы всегда выражаем только радость и думаем: а как бы нам объединить усилия? Возможно, тут есть некое моё субъективное видение, но, тем не менее, я скажу, как я это вижу. Я думаю, что сейчас всё-таки именно о MAGERIC можно сказать как о наиболее действенной и наиболее подготовленной к ноосферному движению, к ноосферному переходу структуре.

Во-первых, те люди, которые составляют ядро MAGERIC, — они делают всё совершенно осознанно и в полном объёме и представляют собой систему открытую. Я не знаю никого из Маджериканского ядра, кто был бы в таком самодовольстве, что считал, что «мы и только мы». Мы открыты для всех и готовы учиться у любого, если там будет что-то сделано лучше. А, безусловно, это будет, и это есть (какие-то элементы).

Во-вторых, просто довольно много сделано, понимаете? Очень много. У нас в России есть такая болезнь — прожектёрство. Очень много есть бумажных проектов. Я сам, вообще-то, человек бумаги в основном, т.е. пишущий человек. И, конечно, тогда мысль опережает. Но хорошо бы, чтобы за мыслью следовало дело. В MAGERIC есть много дел.

Давайте вот об этом немножко скажем. Что же у нас есть.

Первое. У нас есть система формирования здорового образа жизни. Она есть. Я утверждаю, что она достаточна для этой задачи. Она будет ещё совершенствоваться, конечно. Но для того, чтобы решить поставленную задачу, чтобы люди были здоровы и не болели, у нас есть всё. Есть препараты, есть технологии, есть организационные формы, диагностические подходы, и всё это постоянно совершенствуется и отрабатывается. Вот здесь уже огромное поприще, и все люди могут этим заниматься. Мы дальше, я думаю, рассмотрим вопрос – «а что мешает?», и поэтому будет понятно – «а что делать?». Потому что делать нужно, преодолевая то, что мешает в основном. Так вот, это — система формирования здорового образа жизни — очень большое богатство.

Второе. В MAGERIC создана очень хорошая строительная система. Мне просто до невероятия обидно, что в силу обстоятельств, Маджериканцам, я думаю, известным, она так непозволительно медленно развивается. Да, непозволительно! Непозволительность эта очевидна. Смотрите, один из её важнейших элементов — система «Элевит» — гарантирует, по существу, неразрушаемость при землетрясении. Эта система отмечена наградами международных выставок, например, в Японии ещё в 2005 году. Но после этого произошли землетрясения в Китае, затем чудовищное землетрясение на Гаити, цунами и землетрясения в Индонезии, ну и т.д. Не было бы такого количества жертв и разрушений, если бы было построено в другой системе. Потому что система «Элевит» просто так разрушиться не может, она гибкая как тростник и лёгкая, там эти силы толчков, они же зависят от массы, они получаются меньше примерно раз в 20.

Третье — строительная система «Элевит» была доработана совершенно замечательным решением теплоизоляционного материала, который исключает, вообще говоря, возможность пожара. Т.е. здание не может сгореть. Плюс ещё, конечно, технологии, типа Метас, который и дерево защищает полностью от горения, и все эти ужасы, которые произошли не так давно в Перми. Ведь они же произошли на самом деле, потому что там построено из негодных материалов, если уж откровенно-то говорить. Когда материал при горении выделяет ядовитые газы, все просто умирают от них тут же. Так, извините меня, это же всё исключено полностью в данной системе.

Е.М. — Есть целый комплекс технологий…

А.Г. — Это индустрия будущего. Она ведь не только обеспечивает безопасность (я просто это под впечатлением последних событий сказал), она ещё сберегает огромное количество энергии, необходимой для отопления. И потом она позволяет возводить это быстро и дёшево. Да, может, из дерьма можно построить и дешевле, но это будет дерьмо. И оно, соответственно, быстро развалится или не обеспечит безопасность. А здесь мы даем качество, экологичность, безопасность и достаточно дёшево. Это очень большое дело, и, опять же, в этом можно участвовать разнообразно.

Теперь дальше. В MAGERIC есть ещё несколько совершенно замечательных технологий, которые (мне тоже непонятно, почему) не внедряются нашими партнерами с быстротой молнии.

Ну, например, возьмём РВС. Ведь это же продление жизни всех работающих механизмов, и это, опять же, снижение энергетических затрат. Что мешает? Инертность. Более подробно об этом скажу. Вот, например, Метас. Он же позволяет решить, по крайней мере, 3 задачи: санитарно-гигиеническую (убирая всевозможные плесени и прочее), противопожарную и  антикоррозийную защиту. Ведь это же колоссально! На самом деле, Вы знаете, что примерно ¼ металла ежегодно съедается коррозией. Это же просто можно всё защитить. Причём это реально, дёшево и, дальше я ещё скажу, это всё предоставляет возможность для Маджериканцев организовать свой небольшой бизнес. Т.е. решить для себя задачу экономической независимости. А без этого, опять же, ничего не может быть. И, конечно, я не исчерпал всего, но этого уже достаточно.

Е.М. — Андрей Георгиевич, если можно ещё несколько слов о сельском хозяйстве.

А.Г. — Да! Ведь у нас же огромные возможности. Здесь нет ещё такого полного системного решения. Я сразу скажу, что сельское хозяйство — это огромная область. Приятно вот что: возьмём, допустим, проблему топинамбура. Давайте мы его назовём земляной грушей, так будет более понятно. Вспомните, что земляное яблоко, т.е. картофель, решило проблему продовольственную для всей умеренной зоны. И земляная груша сделает, я думаю, сравнимую вещь. Потому что в некотором смысле она картофель превосходит. У неё огромное количество ботвы, которая идёт и на корм скоту, и для получения био-топлива. У топинамбура есть определённые преимущества. Я не думаю, что все накинутся на земляную грушу и забудут про земляное яблоко. Но ведь мы же питаемся и грушей, и яблоком. Так вот. А в MAGERIC проработано не просто выращивание (этим занимаются многие), а вся переработка. А ведь эта же земляная груша, в силу её природных свойств, является замечательной диетической пищей. Это очень важный элемент функционального питания. Но мы знаем, что сельское хозяйство, если им заниматься на уровне выращивания, практически не рентабельно. Нужно доводить до конечного продукта. Это по топинамбуру.

Но гораздо более значимая вещь — это переработка зерна и получение из него большого спектра продуктов. Я не проверял эту цифру, её проверить очень трудно. По уверению разработчиков наших, стоимость конечного продукта в 30 раз превосходит стоимость исходного. Вот это экономика уже. Сельское хозяйство должно быть неотделимо от индустрии переработки. Поэтому, мне кажется, было бы очень хорошо ещё сказать, чтобы все уже понимали, что в MAGERIC уже разработана технология выращивания огромного спектра грибов. Это же целая колоссальная индустрия. И фарминдустрия, и пищевая. Что мешает это всё распространять? Причём многие разработки уникальны, их просто нет вообще больше нигде. Понятно, что везде, конечно же, требуются специалисты. Но раз это есть в MAGERIC, то, естественно, он может обеспечить и консультацию, и помощь. Но какую? Обучающе-информационную. А это же очень важно. А дальше активность партнеров нужна.

Е.М. — Давайте более широко рассмотрим, что мешает внедрению разработок MAGERIC и что мешает вообще переходу общества на ноосферный путь развития? Мы уже немножко это затрагивали. Но вернёмся к этому уже более конкретно.

А.Г. — Вообще, всегда мешают чьи-то интересы. Понимаете? Т.е., если выражаться по-научному, то общество, которое у нас сейчас существует, правильно назвать обществом потребления. Т.е. фактически производитель формирует искусственные потребности, обеспечивая сбыт своей продукции. Причём бо́льшая часть этой продукции вообще не нужна или вредна даже. Или уже существуют лучшие виды продукции, но очень трудно отказаться от прежних. Практически любая серьёзная инновация встречается с этой проблемой. Примеров я могу привести сколько угодно.

Возьмём, например, строительство. Сейчас вложены большие деньги в производство цемента, бетона, железобетона. Все строят эти железобетонные коробки. Это налаженная индустрия, там получается определённая прибыль. Как выглядит предлагаемая нами система строительства? Как занимаемая определённые небольшие ниши. Потому что пока мы даже не дерзаем занять всё это поле, иначе нас просто отстрелят. Но и тут никакого энтузиазма у строителей, работающих по традиционным правилам, нет. Во-первых, все боятся: а зачем нам уходить… да? В принципе, это не плохо. Но тут много неизвестного. Тут нужно снова осваивать, и люди не очень идут.

Наиболее остро это, конечно, в медицине. Медицина вообще нацелена на задачу — лечить. И, чем дольше, тем лучше. И, чем больше будет больных, тем ещё лучше! А тут ставится вопрос — больных не будет. А что же, спрашивается, мы будем делать? Вообще-то говоря, работы достанется всем, потому что это же требует тоже определённой работы. И просветительской, и конкретной, и системой диспансерной, и системой профилактики — работы хватит. Но надо переучиваться. А зачем? Когда так хорошо. Ну и т.д. Удобно и привычно.

И ещё… Прибыль у нас, я считаю, будет выше, но это надо понять. И нужно рисковать. И она не сразу будет. Вот что ещё ведь важно. Я понимаю, что большинство из Мажериканцев никогда не занимались конкретным внедрением (некоторые занимались и понимают) и не понимают, что, допустим даже от опытного к промышленному производству — это переход серьёзный. Хотя бы потому, что в опытном производстве обычно работают очень квалифицированные люди. Такого количества квалифицированных людей не бывает в промышленности. Просто не может быть. Значит, тут идёт адаптация, и это очень серьёзно. Например, от опытного образца какого-нибудь, допустим, самолёта, экраноплана до массового производства — большой путь. Кстати, в России он всегда очень труден. Потому что вы знаете, что Россия всегда славилась тем, что мы могли подковать блоху, сделать какой-то уникальный экземпляр и выиграть какое-нибудь ралли или что-то ещё, а вот выпускать нормальные автомобили мы почему-то до сих пор не умеем. Вообще, меня лично это поражает. Но, тем не менее, это факт. Совершенно изумительный факт. Причём мы делаем гораздо более сложную технику. Например, самолёты. Конечно, на порядок более сложные. А обычные автомобили, которые какие-нибудь корейцы, или китайцы, или немцы делают миллионами, мы нормальные сделать не можем. И так это, к сожалению, во всём. Потому здесь нам придётся преодолевать ещё нашу национальную специфику. Довольно-таки печальную.

Традиционно так получилось, что что-то в России разрабатывается, а потом мы берём это из Германии или из Америки. А теперь может быть и из Китая ещё. Давайте эту традицию будем как-то всё-таки ломать и менять. Для этого просто нужно, скажем так, не надеяться, что кто-то что-то сделает, и не кивать на другого: «Я не сделал это потому, что… мне почему-то что-то не дали и т.д.». Претензий тут масса. А посмотри, что ты можешь сделать и как найти способ решения задачи. Привлечь кого-то, найти какие-то ещё пути.

Е.М. — Это больше ответственности. Каждый сам за себя — так ведь проще.

А.Г. — Вообще-то возможности безграничны, если правильно подойти. Всё сам человек не может делать, это естественно. Но кто-то может другой, нужно заинтересовать его. Необходимо перейти от иждивенчества к творчеству, ответственному творчеству. Другого пути, наверное, просто не существует. Что мне кажется в нашей деятельности привлекательно — мы, двигаясь к какой-то высокой далёкой цели, решаем повседневные для себя и для семьи задачи. Ведь решение проблемы материального обеспечения или решение проблем здоровья — это, в общем-то, вещи очень связанные. Это же делается просто в каждодневной деятельности.

Е.М. — Вы, по сути, уже отвечаете на вопрос, который сам собой и напрашивался, и важен, и нужен. Но, тем не менее, его ещё раз озвучим и конкретизируем. Как каждый отдельный человек может приобщиться к этому великому делу (то, о чём мы начинали разговор) — к переходу в то общество, которое так необходимо?

А.Г. — В целом, нужно представить себе видимый уже сейчас этап ноосферы. Каждый человек может сказать: «Вот это там должно быть, а этого там не должно быть». Например, альтернативная энергетика там должна быть, а сжигание углеводородного топлива не должно быть. Или, предположим, профилактика хронических болезней должна быть и т.д. Т.е. каждый человек может себе представить, что там должно быть. Это не только то, что мы делаем. Очень много есть ещё и другого. Например, понятно, что эффективные водоохранные мероприятия должны быть, сохранение и восстановление памятников культуры, пропаганда их — это тоже должно быть. Поэтому видов деятельности-то, на самом деле, очень много. А если говорить  о нашей деятельности, то MAGERIC даёт в руки каждого, кто захочет, инструмент, приобщение и решение своих задач, причём это одновременно. И чем больше, более успешно человек будет решать свои задачи, тем в большей мере он может способствовать общему делу, если правильно расставить акценты.

Вот, в частности. Я, правда, извиняюсь, потому что в этом вопросе даже не дилетант, а глубокий теоретик, потому что никогда этим не занимался, — я говорю о сетевом маркетинге. Для меня это выглядит как очень важный инструмент просвещения, но не абстрактного, а с решением конкретной задачи — формирование здорового образа жизни. Это важнейшая задача. И одновременно человек решает её для своей семьи и для себя практически. Если он ставит для себя этот вопрос, то ему, например, становится понятно, почему мы не просто отобрали хорошие товары, но они образуют определённые системы, позволяющие решать реальные задачи. Почему при этом ещё затрачиваются усилия на создание медицинских, диагностических кабинетов и как это всё вообще связано. Почему при этом уделяется большое внимание пропаганде, распространению материалов и прочего. И я уверен, что мы в этом смысле обречены на успех. Потому что потребность в этом огромная. Просто, может быть, не все ещё это понимают. Некоторые по лени, некоторые ещё по каким-то причинам. Но, в действительности, я скажу, что не 50% населения, а 90%, если не все 100%, нуждаются в этом. Это такой самый яркий пример. А у кого есть способности к ведению своего бизнеса (что, на самом деле, не все люди могут) — это и профессиональные какие-то навыки, и вообще это довольно трудная вещь, требующая очень много энергии и умений, да ещё и работать с людьми, — для этих людей MAGERIC даёт очень большие возможности, и они будут всё время расширяться. Ведь мы, по существу, лимитированы именно количеством той активной внедренческой среды. Мы сейчас можем предложить гораздо больше, чем, к сожалению, это воспринимается. Это факт. Для нас он печальный. В том смысле печальный, что хотелось бы двигаться быстрее.

Е.М. — Что-то как-то оптимистичной ноты нам не хватает заключительной…

И.М. — У меня ещё пессимистические вопросы есть. А надо ли это вообще делать? Может оно всё само состоится? Может, мы торопим события? И что будет, — ваш прогноз — если ничего не делать?

А.Г. — Если ничего не делать, если ноосферный переход не осуществится, то прогноз крайне печальный. Знаете, пессимизм распространён гораздо больше, чем оптимизм. Потому что очевидно, что мы исчерпываем ресурсы биосферы; очевидно, что голодных людей становится гораздо больше; очевидно, что назревают колоссальные социальные взрывы. Потому что несправедливость этого общества и неудовлетворенность людей своей жизнью переходит уже предел всех терпений. Я не говорю обо всех угрозах и проблемах. Я могу их просто перечислить, но откройте любую газету, и это всё будет. Это начиная от наркомании и прочего, всяких вирусных эпидемий и, наконец, заканчивая войнами. И это не будет решено, если не перейти на новый путь развития. Причём у нас времени не так много. Я считаю, что у нас два поколения — это максимум. Я от лица своего поколения говорю, что, вообще, хотелось бы создать ноосферу уже для внуков. А те, кто помоложе меня, – для детей. Иначе очень печально будет. Понимаете, ведь проблемы же не решаются, никакая серьёзная проблема на том пути развития, по которому мы сейчас все катимся, не решается. Они же только усугубляются. Истощение биосферы увеличивается, взрывоопасность ситуации увеличивается, голод увеличивается (т.е. нехватка продовольствия). Всякие извращения жизни увеличиваются, люди изощряются, как бы себя загубить то тем способом, то другим, то третьим, то четвёртым. К сожалению… И поэтому здесь необходимость и возможность — они совпадают. Вот что хорошо. Господь Бог всё-таки нам даёт реальный шанс, но при нашей активности. Поэтому я думаю, что не то что нельзя это не делать, но нельзя не делать максимума. Мы должны делать максимум возможного. Каждый, кто, по крайней мере, это осознаёт. И, по сути, у нас для этого всё есть. У нас есть для этого совершенно всё. Вот у нас есть всё! Это я могу сказать точно. Т.е. я даже не вижу таких внутренних преград, которые нас могут остановить. Посмотрите, как получается. Давайте будем откровенны, движение наше замедлилось исключительно благодаря внутреннему трению.

Е.М. — Это Вы сейчас говорите, видимо, о MAGERIC?

А.Г. — Да, о MAGERIC. Здесь совершенно очевидно, что не было никаких объективных причин. Объективных, например, как если бы что-то оказалось не верным, что-то оказалось не работающим, в чём-то был бы такой грубый просчёт с точки зрения выбранного пути. Мелкие, может быть, и были, но крупного я не знаю ни одного. Т.е. всё то, что задумано, — всё работает, всё реализуемо и реализуется.

Да, имеется влияние и внешнего воздействия, но основная проблема внутри человека, в маловерии, неуверенности. Люди многие сочли для себя: «Это где-то там далеко, а, может быть, я побегу и в какой-нибудь финансовой пирамиде схвачу быстрее какой-то нужный мне кусок», и т.д. Вот это же всё, по существу, и мешало, и мешает. Что можно на это сказать? Если у нас есть достаточно здоровое ядро, а оно у нас есть, то, освободившись от всего легкомысленного и наносного, мы пойдём только быстрее. Это совершенно очевидно. И я уверен, что к нам будут притягиваться новые люди, близкие нам по духу и мышлению. Мы знаем, что они есть. По мере расширения нашей деятельности, нам будут нужны люди из других профессиональных слоёв, с другими навыками. Вот мы, допустим, в ближайшее время приступим уже к формированию ноосферного поселения, где потребуется расширение спектра деятельности. Мы будем наши умения и всё, что было сделано, соединять в работающую большую систему. Это очень ответственный момент. Так что тут огромное поле деятельности, творчества и самореализации.

Я, в общем-то, смотрю очень оптимистично. У меня даже нет ни тени пессимизма. Когда мне говорят: «Ну, вы же маленькая организация, маленькая компания…». Да, конечно. Но, понимаете, раствор пересыщен, в него бросается кристалл и формируется полная структура. Это так!

И.М. — Есть ещё нюанс. Не мы одни понимаем, что путь развития, по которому мы сейчас идём, — он тупиковый. Есть силы, мощные. Скажем, силы, которые влияют максимально на вектор развития мира. И ведь они, понимая это, тоже предпринимают определённые шаги. И уже это не секрет. Но они, в отличие от нас, не популяризируют то, что они делают. А, собственно говоря, их план очень простой: взять всё под контроль внешний. Т.е. в том числе: количество населения, что люди делают, какие они знания получают и т.д. Они, эти мощные силы, выход из хаоса, когда человечество, в общем-то, фактически уничтожает само себя, видят через очень мощное внешнее управление. Это глобалисты. Они глобализуют мир, они берут всё под контроль.

Наша концепция отличается тем, что мы через внутреннее управление пытаемся решить проблему.

А.Г. — Это очень интересный, очень хороший вопрос. Я понимаю, о чём Вы говорите. Тут, может быть, не все этим материалом владеют. Потому что эту тему отдельно нужно раскрывать. Но кратко ответить можно.

Значит, дело в том, что, во-первых, мы стоим на стороне великого принципа, который дан Богом. Это принцип свободы воли. Т.е. у нас не шанс есть, а мы просто обязаны и не можем не победить. Земля была создана для того, чтобы реализовался этот принцип. Человечество было создано для того, чтобы реализовался этот принцип. Но тут есть очень интересный момент. На определённом отрезке времени (и вот именно он сейчас и есть), как это ни странно, наши интересы не слишком противоречивы. Те силы заинтересованы в некотором упорядочивании, безусловно. Устранение таких очевидных безобразий. Ну, например, в России той же – безудержной коррупции. И мы в этом, безусловно, заинтересованы. Те силы заинтересованы в определённом уровне образования. И мы в этом заинтересованы. И пока мы под сенью этого можем вырастить свои ростки. Мы пока не вступаем ни в какое противоречие, реальное. И, я думаю, не вступим. Ведь эти же люди, о которых Вы говорите, они далеко не самые глупые, а наоборот. Это элита, это элита в своём роде. Они просто не видят другого пути. Т.е., если они увидят и для себя эффективность, а не химеризм, т.е. то, что это реально, они скажут: «Давайте!».

Почему же так не сделать? Ведь можно управлять по-другому. Они ведь пытаются обуздать процесс совершенно деструктивный. Ведь нельзя же сказать, что это сила чисто разрушительная. Абсолютно нет. Просто они исходят из некоей, я бы сказал, ограниченной очень парадигмы. Они очень приземлены.

И.М. — Они берут то, что работает. Установить рамки, жёсткое правление и решить проблему. Через запрет. А мы — через осознание.

А.Г. — Да, да, да. Это превращение людей, в общем-то, в автоматы. И так и действовали и кое-чего добились. Мы же всё-таки уже умеем разговаривать, читать, общаться друг с другом, кое-что знаем. Правильно? Ну, так, в общем-то…

Е.М. — Можно я как бы подытожу наш разговор совершенно на бытовом уровне? Я так понимаю, что наше сообщество, сообщество MAGERIC, смотрит на мир оптимистично, но не в розовых очках, используя не только теорию, но и на практике воплощая в жизнь лучшие и самые прогрессивные разработки, помогая ученым их доделывать.

А. Г. — У нас с Вами, Лена, получается такой хороший дуэт. Вы всегда, когда нужно, разделяя общие взгляды, тем не менее, не любите, когда одеваются розовые очки. Это действительно вредно. А Вы просто и вовремя возвращаете в реальность. Это правильно.

Так вот, я что хочу сказать. Что MAGERIC занимается на 99% деятельностью, и теория составляет, если взять затраченную энергию — 1%. Это так и должно быть, кстати. И при том мы смотрим оптимистично. Я приведу один для меня очень важный пример. Вы знаете, что у нас в ряде наших технологий, которые мы сейчас реально внедряем, например, биоинформационных препаратов в создание защитных систем, используются, вообще-то говоря, новейшие достижения науки. Это действительно прорывные вещи. И мне очень приятно сказать вам, чтобы вы не думали, что в MAGERIC есть профессиональный учёный (я говорю про себя). Мы сейчас общаемся, и к нам тянутся и уже притянулось всё наиболее интересное, молодое, прогрессивное сообщество из научных кругов. Например, 2 февраля мы провели семинар-симпозиум по так называемой «Второй физике». Т.е. сейчас уже эти контакты установились. Они и были у нас, но сейчас эти силы объединились. Не случайно же они вышли на нас. Потому что MAGERIC занимается инновационной деятельностью на самом деле. Те сравнительно небольшие средства, (в сравнении с тем, чем располагают корпорации государства, — это просто ничтожные средства) мы используем точечно, попадая в десяточку. Вот в чём дело. Поэтому у нас, я считаю, есть очень хорошая основа. А теперь этот процесс пойдёт гораздо быстрее. Вы скоро увидите это, и оптимизм, Лена, у Вас в частности, тоже увеличится. Хотя он, конечно, у Вас и так достаточно высок.

Е.М. – Спасибо огромное за беседу. Мне бы очень хотелось, чтобы этот наш с Вами оптимизм передался и нашим читателям. Спасибо большое!