Путешествие в Эквадор
Журнал №20 (2013 год)

Журнал №19 (2013 год)

Журнал №18 (2012 год) Журнал №17 (2011 год) Журнал №16 (2009 год) Журнал №15 (2008 год) Журнал №14 (2008 год) Журнал №13 (2007 год) Журнал №12 (2007 год) Журнал №11 (2007 год) Журнал №10 (2007 год) Журнал №9 (2006 год) Журнал №8 (2006 год)
Журнал №7 (2006 год) Журнал №6 (2006 год) Журнал №5 (2005 год) Журнал №4 (2005 год) Журнал №3 (2004 год) Журнал №2 (2004 год)

Главная
25 | 07 | 2017
Путешествие в Эквадор

Мы с Рогожиным на перевале в Андах.

Андрей Умбертович среди роз.

Я давно мечтал о Южной Америке, Амазонке, следах инков… И вот, мы с Львом Константиновичем Рогожиным летим в Эквадор по приглашению его племянника Андрея Умбертовича Рогожина (Соса), руководителя частного медицинского центра. С Андреем за два месяца до этого я встречался в Москве. У нас как-то сразу установились хорошие отношения, возникло понимание, что, объединив усилия, мы сможем много интересного сделать: Андрей широко использует в своей медицинской практике лазеры, у нас в медицинском центре есть уникальные препараты. Кроме того, меня, конечно, влекли целебные растения амазонской флоры и тайны медицины индейцев. А буквально за месяц до путешествия, на обратном пути из Нижнего Новгорода, в беседе с Рогожиным возникла прекрасная идея — создать Международную Ассоциацию «Духовное наследие и просветительство». И Эквадор, наряду с Россией и Германией, был запланирован как первый учредитель Ассоциации. Радужность всех этих планов и активные их обсуждения помогли нам с Константином Львовичем скоротать 19-часовой перелёт, и он, вопреки моим опасениям, произошёл почти незаметно. И вот, в три часа дня по эквадорскому времени мы приземлились в новом аэропорту, открытом только полгода назад. Аэропорт расположен в 40 км от столицы — Кито. Этот огромный, вполне современный аэропорт (прежний, ныне закрытый, располагался в самом центре города). Нас встречают: Андрей и его отец – Умберто Соса; Умберто – один из основателей эквадорской школы инженерной геологии, получил образование в Университете Дружбы Народов в России в 70-е годы. Умберто проектировал большинство сооружённых в Эквадоре туннелей, плотин, мостов. Сейчас его ученики руководят геоинженерными службами Эквадора. Интересно, что в Эквадоре не менее 1500 человек окончило наши ВУЗы. Они хорошо говорят по-русски. Держатся вместе, создали ассоциацию выпускников русских ВУЗовов. Занимают ведущие положения в своих отраслях.

Дороги Эквадора. Кито

Мы мчимся со скоростью 90 км в час (более не разрешается) по великолепной 8-полосной дороге в столицу. Кругом горы. Некоторые со снежными шапками. По большей части это вулканы, причём большинство из них — действующие. Сама дорога, аэропорт, Кито находятся на плато между двумя цепями гор. Средняя высота плато — около 3 км. Горы не давят, тут нет теснин, куда не кинешь взгляд — привольный вид альпийских лугов. Чудные виды. Из-за экономии места я не буду описывать наше путешествие в хронологическом порядке, остановлюсь на четырёх моментах: Кито, вулкан Катапакси, Амазония и пирамиды индейцев. Дышится свободно, хочется объять и впитать в себя все эти просторы.

Кито, центральный район современного города.

Кито — двухмиллионный город (второй по численности в Эквадоре после 3-миллионного Guayaquil (Гауакиль — карта на берегу Тихого океана). Город растянулся узкой полоской с севера на юг. Кругом горные склоны, иногда относительно пологие, и тогда можно карабкаться по ним, иногда довольно крутые и даже почти отвесные. Там сохранялись рощи и луга. Сам город представлен тремя совсем разными типами застройки. Историческая часть города построена испанцами в XVII-XVIII веках. Типичный колониальный город. Узкие улочки, на первом этаже лавочки, кафе и прочие заведения. Другая часть — современный центр — многоэтажные здания, банки, правительственные учреждения. Между зданиями скверы и парки. Большую же площадь занимают районы, застроенные частными, по большей части двухэтажными фазендами. Эти районы очень живописны, разнообразны. Общее впечатление от Кито: город красивый, автомобильное движение очень оживлённое, систематически возникают пробки. И не очень понятно, как можно преодолеть проблемы «автомобильного изобилия» в условиях узких улиц, что обусловлено горным рельефом.

Экватор проходит вблизи Кито. Интересно стоять, когда твоя правая нога в Северном полушарии, а левая – в Южном. На самом экваторе есть этнографический музей, где показывают такой опыт. Наливают ведро воды в специальную ёмкость и открывают пробку. Если эта ёмкость находится точно на месте экватора – вода вытекает, не образуя воронку. Если сосуд перенести всего на 3 метра на север, образуется воронка, закрученная по часовой стрелке, если на 3 метра к югу — против часовой (или наоборот, точно не помню). Такая чувствительность весьма удивительна. Хотелось бы исследовать подробнее.

Катапакси

Последний полный день в Эквадоре. Андрей везёт нас к Катапакси. Катапакси — действующий вулкан, 5897 м высотой. Последнее мощное извержение было 150 лет назад. Сейчас Катапакси грозно молчит. Чело его закрыто шапкой облаков, и только краешек ледника виден.

Въезжаем в ворота национального парка (его общая площадь — 3000 км2). Главная задача парка — охрана кондора. Но, кроме кондоров, здесь много чего есть: альпийские луга, посаженная тайга, лагуна — так называемое горное озеро, и тундра — болотца вокруг этого озера, чайки и другие птицы… Но лучше всего, конечно, сам вулкан — могучий Катапакси.

Катапакси в последнее время стал популярным местом воскресного отдыха жителей столицы. И в этот день, когда мы отправились к вулкану, к нему по прекрасной дороге тянулись вереницы машин. На высоте 4500 метров стоянка машин. Ко времени нашего прибытия здесь было не менее 100 машин самых разных марок, включая автобусы со школьниками. 4,5 километра для меня — личный рекорд высоты. Достиг его лет 50 назад при преодолении перевала в Фанских горах (Памир). Шли тогда по леднику целый день, и идти было очень трудно. Не хватало кислорода. Оказавшись на такой же высоте в Эквадоре, удивился, до чего же здесь легко дышится. Поэтому поддался на уговоры неутомимого Константина Львовича идти дальше пешком (ему-то 4,5 км, как он уверяет, — ничто: его личный рекорд — Эльбрус — 5642 м). И мы не быстро, но и без лишних остановок пошли, вклинившись в вереницу людей, поднимавшихся по сравнительно пологому склону Катапакси, по серпантинной тропинке вверх. Шаг за шагом, всё выше и выше по осыпи, образованной пеплом последнего извержения… Вот уже кромка ледника внизу, ещё ниже виднеются с нашей высоты маленькие машинки. Мы с Константином Львовичем твёрдо намеревались добраться до 5200 м, где расположены домики, в которых можно передохнуть перед решающим штурмом вершины. Сияет солнце, и, хотя здесь не жарко, в одной рубашке вполне хорошо. Это-то и подвело нас. Внезапно прямо на нас опустилось плотное облако, и началась самая настоящая снежная пурга. Сильные порывы ветра бросали в лицо снежную крупу. Так как ни куртки, ни какой-либо шапки не было, пришлось срочно спускаться вниз. По этой причине личный мой рекорд высоты — только 4800 м. Зато, когда спустились, Катапакси смилостивился и открылся на несколько минут в полном своём великолепии с сияющей снежной вершиной!

Промежуточная база на Катапакси на высоте 5200 м

Небольшое отвлечение. С Катапакси, точнее с результатом его 150-летней давности буйства, мы встречались уже, когда Андрей устроил нам трёхдневное путешествие по Амазонии. Тогда он повёз нас купаться в дивной «чаше», вымытой горной речкой в лавовом потоке, протянувшимся от вершины Катапакси до джунглей Амазонии на 400 м от уровня моря. По прямой это около 70 км — такова длина этого лавового языка. Сейчас он мирный, гладкий, отшлифованный водой, а тогда — огненный и всё сжигающий вокруг — неумолимо тёк по руслу реки.

Катапакси пока спит. Кратер вулкана.

«Чаша» горной реки полна чистейшей голубоватой водой. Течение сильное, настоящий водоворот, а температура оптимальная — 18 градусов.

Здесь нас удостоил своим посещением тукан. Он нисколько не боялся людей. Можно сказать, бесцеремонно подскочил и, наклонив голову на бок, начал «пробовать» пальцы ног на вкус. Клюв тукана впечатляющ, поэтому невольно ноги пришлось отдёрнуть. Тукан, продолжая свои наскоки, по-видимому, требовал привычной подачки. Но у нас, к сожалению, ничего с собой съедобного не было, и тукан довольствовался близким знакомством с Константином Львовичем. Чуть погодя, совсем близко, на дереве, увидели его менее ручного собрата.

Горная тундра.

Горное озеро в национальном парке Катапакси.

Высшее блаженство — подремать на альпийском лугу.

Альпийский луг вблизи.


Собираем грибы в тайге.

Ручной Тукан.

Извержение Катапакси 150 лет назад. Лавовый язык протянулся на 75 км.


Альпийские луга вокруг Катапакси дивной красоты, тут привольно. Дышится легко. Исполняю свою давнюю мечту: полежать на альпийском лугу, подставив лицо солнцу, и, закрыв глаза, мечтать о свободном парении.

«Тундровое болото» вокруг лагуны напомнило мне по странной ассоциации — Омолон, где мы — «Омолонские волки» — 47 лет назад пробирались по кочкам и осыпям.

Ниже — настоящая тайга. Этот хвойный лес посеян, но сейчас его уже не отличить от естественного. Ель и сосны привезли в Эквадор из Японии, её горные обитатели хорошо прижились в Эквадоре. Здесь появились вездесущие маслята, коих и на сопках Омолона доводилось набирать полный рюкзак.

Знакомство с Амазонией

Андрей Умбертович выделил целых 4 дня для поездки к Напо. Напо — один из 17 крупных притоков Амазонки. Именно по Напо начал своё плавание по Амазонке её первооткрыватель Арельяно в начале XVI века. Именно на берегу Напо испанцы сражались с амазонками.

Амазонка, конечно, всегда меня манила. Но я страшно боялся её джунглей, полагая, что они кишат жалящими и кусачими, летающими и ползающими... Но вот, мы перевалили 4,5 км — перевал через западную гряду Анд — и по серпантину недавно проложенной дороги спустились к Амазонии. Высота всего 400 м над уровнем моря. Прямо к дороге сплошной стеной подступают действительно непроходимые джунгли. По тропинке, проложенной специально для туристов, индеец ведёт нас, чтобы показать таинственного происхождения каменный лабиринт. Кругом тихо. Сыро. Неизвестные диковинные растения. Многие из них цветут. И никаких жалящих насекомых нет. Совсем нет комаров и мошки. Вот это сюрприз!

Вероятно, это верно только для горной части Амазонских джунглей. Там, где мы были, джунглями поросли холмы, ручьи и реки здесь стремительные. Вода в них уже сравнительно тёплая — форель тут не водится, но болот почти нет. Пираний и крокодилов тут тоже не видели (кроме как в швейцарском заповеднике). Во время этой часовой прогулки гид-индеец показал нам знаменитое драконово дерево. Его красный сок — самое известное средство народной медицины Амазонии. Sangre de drago — кровь дракона: останавливает кровь, заживляет раны, уничтожает бактерии, обезболивает. Утверждают, что этот сок обладает и противоопухолевым действием. Доза 1-2 капли на 50 мл воды. Сейчас продают патентованный экстракт из коры этого дерева. Он заметно слабее сока: доза 3-5 капель на 50 мл воды. У нас в медицинском центре планируется именно сок этого дерева, приобретённый непосредственно у индейцев. Драконово дерево не часто встречается в джунглях. Высотой оно 15-25 метров, толщина ствола — 15-30 см, кора — цвета как у осины. Если нанести насечку на кору — выступит густой красный сок, который скоро застывает, и сокотечение прекращается. Так что добыть много сока трудно, и он высоко ценится.

Следующие два дня посвящены путешествию по Напе на моторной лодке. Первый день — до своеобразной лечебницы для больных зверей, организованной неким швейцарцем прямо в джунглях. Второй — до участка леса, купленного Андреем, и встречи с индейцами, с которыми Андрей договорился о том, чтобы они следили за лесом.

Напо — могучая река, течение быстрое. Совсем тихая погода, а на реке буруны от избытка речной мощи. Лодка стремительно несётся вниз по течению по одному из рукавов Напы (возвращаться мы будем по другому рукаву). Этот рукав впадал в нашнастолько стремительным потоком, что минут двадцать наш рулевой не мог преодолеть течение на полной мощности мотора. Казалось уже, что это и не удастся. Но он всё же ухитрился найти «слабину» в стремнине, и мотор, натужно воя, преодолел этот перекат.

Могучая НАПА — первый мощный приток Амазонки.

 

На лодке по тихому протоку НАПЫ.

В другой день высадились на берег у фазенды индейцев кечуа. Это сравнительно цивилизованные индейцы — потомки населения империи Инков. Кечуа — один из государственных языков Эквадора. В фазенде живёт большая семья. Много ребятишек, ребятишки очень любопытны, но, чуть что, прячутся за юбку матери. Главе семьи лет 60 . Индейцы хорошо говорят по-испански. Семья выращивает на продажу какао. Основная пища — бананы (здесь произрастает около 50 видов различных бананов, некоторые из них жарят). Ещё разводят юкку. Юкка — овощ, по вкусу похож на картошку. Выращивают его так: в землю вставляют кусок корнеплода размером в несколько сантиметров. За 4-6 месяцев он вырастает до 70 см длиной. Его выкапывают, варят и делают пюре.

На обратном пути Андрей довёз человек восемь из этой семьи с несколькими 80-килограммовыми мешками какао-бобов, которые они везли на продажу в порт, из которого пароходы идут по Амазонке. До Манауса, миллионного города, стоящего при впадении Рио-Негру в Амазонку, можно доплыть за 7 дней.

Жили мы с Константином Львовичем в премилой гостинице. Андрей расположился у своего шурина — чиновника местного муниципалитета, ответственного за празднества. Гостиница была на самой окраине города — как бы вросла в джунгли. Всё очень просто и с большим вкусом. Прекрасный бассейн с чистейшей водой. После 30-градусной жары и палящего солнца плавание при луне полностью восстанавливает силы.

В последний день в соседнем городке был праздник города. Проходило интересное соревнование. Собрались наездники; надо было на полном скаку, привстав на стременах, ухитриться попасть палочкой в колечко, висящее высоко на верёвке; кое-кому это удавалось, и его успех вызывал бурные восторги зрителей.

 

Эти животные восстанавливаются в Швейцарской лечебнице на берегу Напы.


Эти красивые колокольчики парализуют волю человека.

Денежное дерево заменяет валюту.


Пирамиды Индейцев

Страна Амазонок

К северу от Кито на привольном плато находятся пирамиды. Пирамиды ступенчатые, но как бы обезглавленные. У каждой есть пандус, по которому в древности на плато пирамиды и поднимались. По уступам карабкаться нетрудно — ступень около метра высоты. Когда были построены пирамиды — точно не известно. Но это было до Инков. Сейчас высота пирамид составляет метров 35, но их основание уходит ещё, по крайней мере, на 8 метров. Немецкий археолог, прорыв шахту в 8 метров, основания не достиг. Пирамиды сложены слоями: 100-киллограмовые каменные «кирпичи» чередуются со слоями земли. Установлено, что камень добывали в нескольких километрах от пирамид. Каждая пирамида имела своё назначение. Интересно, что на одной из них, посвящённой культу плодородия, живущие ныне ламы (там обитает до 85 лам) спариваются именно на плоской вершине этой пирамиды.

С этого места, где расположены пирамиды, видны 17 вулканов. Вообще, обзор отличный. Современные историки считают, что именно здесь располагался «командный пункт» тех индейцев, которые противостояли инкам, пришедшим с юга из Перу. Отсюда прекрасно можно следить за перемещением войск по всему плато между Западной и Восточной цепями Скид. Вполне вероятно, что сопротивление империи инков возглавляли амазонки. Ведь из летописных источников известно, что 9-ый Инка имени Инти Кусси Хуаллпа сражался с королевой амазонок Киллаго два года. А по свидетельству Гаспар де Карвахаль, описавшего путешествие Орельяно по Амазонке, амазонки обитали там, где растут дубы и обитают ламы, т.е. в достаточно высокогорном районе, где-то у истоков Напы. А это как раз здесь. То есть мы с Константином Львовичем стоим прямо в центре царства амазонок!

Так пирамида выглядит сейчас.

Найдены и развалины укреплений, хотя они не «членораздельны», но археологи не поленились и сделали реконструкцию боевого лагеря амазонок.

Общий план пирамид.

Местные ламы спариваются на вершине пирамиды плодородия.

Устройство пирамиды.


Так археологи сделали его реконструкцию.

Невразумительные развалины военного лагеря амазонок.

Андрей Георгиевич Маленков, директор по науке, доктор биологических наук, профессор, академик РАЕН.